Аватар. Легенды Пандоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аватар. Легенды Пандоры » Обсуждение » Творчество Нарит / Narit's creative


Творчество Нарит / Narit's creative

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Ну чаго... Размещать здесь буду свои творения... Как вы знаете, а кто не знает - сейчас поймёт, я помешалась на всём, что связанно с Шерлоком Холмсом, рассказ тут начала писать от лица Ирэн Адлер. Выложу его, пожалуйста, пишите комменты!

2

Ирэн Адлер. "Эта женщина".

В тот момент, когда человек, сам того не подозревая, выбирает свою судьбу, обычно ничего странного не происходит. Выбрал себе пару на всю жизнь – вроде бы, случайное знакомство, просто на улице столкнулись, а это и был решающий ход судьбы.
Когда Ирэн выбирала профессию, не ту, что всегда бросалась в глаза её знакомым, а тайную, настоящую профессию, она не волновалась ни за то, с какими людьми придётся общаться, ни за то, какие люди её будут ловить. Роль преступницы ей казалось какой-то романтичной, любопытной, а главное – прибыльной. Шеф, с первого взгляда – неказистый человек и выпученными глазами, оказался сущим дьяволом преступного мира. Профессор Мориарти, а это и был её начальник, был, на самом деле, человеком умным, ловким в своих планах и изворотливым. Он, как большой паук, опутал своими сетями весь Лондон, хотя город об этом и не подозревал. У Мориарти имелись люди во всех областях мира, от банковского служащего до последнего конюха в какой-нибудь древней деревеньке. И все эти люди были мошенниками, воришками, орудиями в руках злобных махинаций, даже убийцами. Нет сомнения, Мориарти был не идеальным преступником, некоторые из его злодеяний раскрывали, но даже тогда, когда пойманный злоумышленник признавался во всём, выйти на профессора было невозможным. Он, подговаривая и надвигая на цель людей, сам оставался в тени, никто из полицейских и подумать не мог, что благочестивый старик может оказаться главным виновником большинства бед Британии. Разумеется, Мориарти был очень богат.
Первым заданием Ирэн в обществе жуткого профессора стало обычное воровство, воровство денег из дома. Стало быть, ей, пришедшей к такому главарю, страшно быть не должно, но Адлер дрожала, как собака, выставленная из будки. Ей казалось, что именно сейчас полиция будет проезжать в кэбе по улице, именно в данный момент выскочат люди со всех окраин и начнут тыкать в неё пальцами. Ей, как приме в оперном театре, не пристало быть воровкой, обычной грабительницей дома, чьи хозяева уехали в отпуск.  Тогда с ней шли ещё двое мужчин. Не могла же мисс Адлер сама тащить ценности! Когда всевозможные мешки с золотыми украшениями, две дорогие картины и массивный сейф были погружены на телегу и накрыты жёстким полотнищем, Ирэн облегчённо вздохнула, но именно тогда ей вдруг показалось, что чья-то фигура замерла у угла дома и внимательно за ними наблюдает. Воровка успела лишь заметить, что это мужчина, очень высокий и худой, в плаще и шляпе, как незнакомец уже скрылся.
Мориарти был доволен. Не то, чтобы награбленное представляло такую ценность, нет. Он просто понял, что одним преступником в его огромной банде стало больше. Конечно, приближённые этого профессора каждый день переманивали на сторону зла ещё несколько человек, но тех, кого выбирал он сам, было мало, и все они имели огромное влияние на Лондон.
-Вы молодец, - сухо сказал Мориарти, не вставая из-за стола. Его длинная шея, так странно наклоненная вперед, двигалась из стороны в сторону, едва заметно. Это делало его ещё более странным, противным и пугающим, особенно для молодой леди, хоть и переступившей порог морали.
-Я бы хотела..., - начала Ирэн, но шеф её перебил:
-Вас не заметил ни один человек, вы замечательно действуете...
-Об этом я и хотела сказать! – воскликнула Адлер, нервно теребя руками подол платья. Странный силуэт всё не выходил у неё из головы. Она, разумеется, не стала бы рисковать своей карьерой и рассказывать всю правду, но страх быть разоблачённой заставлял её всё докладывать профессору. – Прежде, чем мы успели уехать от дома, я заметила на углу странную фигуру...
-Худого высокого человека? – прищурившись, уточнил Мориарти.
-О да! – удивлённо ответила Адлер. Неужели, шеф сам подослал этого шпиона, чтобы тот наблюдал за преступлением?
-Это... Это буквально призрак какой-то! – нервно воскликнул начальник и принялся барабанить пальцами по столу. – Он преследует всех моих людей. И предпринимает попытки уничтожить нашу деятельность! Сразу после того, как его увидел Джеймс Пэрри и успел рассказать мне... Уже на утро беднягу арестовала полиция! Причём, он успел сообщить, что так и не увидел среди них того человека.
Ирэн вздрогнула. Вот так вот всё кончалось, не успев и начаться!
-Но вы не волнуйтесь, - усмехнулся Мориарти, заметив волнение дамы. – То был неосторожный человек, он, несмотря на мои предостережения, уже ночью отправился играть в казино, где его и взяли! Вы же, будьте умны, спуститесь вниз, возьмите кэб и езжайте прямо к себе домой. Там, как бы вас не встретили, ведите себя естественно и, как бы невзначай, уроните фразу о том, как утомляют ночные выступления!
Адлер закивала, сжав руки в кулаки.
-Я сделаю всё, как вы велели, сэр! Когда прикажете явиться снова?
-Всему своё время, - махнул рукой Мориарти. – Вы узнаете, когда вам снова придётся показаться здесь. Идите.
Она уже вышла за дверь, когда услышала, как профессор буркнул:
-А наш незнакомец вскоре найдёт свою смерть...

Отредактировано Нарит (2010-02-04 15:26:53)

3

С тех пор прошло так много времени, так много противозаконностей совершила Ирэн, что ей уже начало казаться, что она родилась преступницей. Теперь в её задачу входили более сложные и необходимые поступки. Чаще всего шеф использовал женщину, как приманку для богатых жертв. Или для опасных жертв. Она уже и думать забыла о своём первом ограблении, та странная фигура, несущая с собой крах жизни и карьеры, просто вылетела у неё из головы.
Вечером, когда уже сгустились сумерки, а вдоль дорог развеялся свет фонарей, Ирэн Адлер ехала в кэбе с концерта. Она напелась от души, но это последнее время, начало её утомлять. Занятие оперой уже давно не казалось ей интересным, больше всего её сейчас занимало задание очаровать одного из противников профессора Мориарти. На днях она «вышла замуж» за жертву, разумеется, священник был не настоящий, брак не был зарегистрирован. Но свидетели этому были очень нужны, иначе какой был в этом прок?! Ирэн собиралась поискать людей на улице, как вдруг в церковь вошёл мужчина. Он, почему-то, показался Ирэн странно знакомым, но она не придала этому значения, ведь и так нужно было играть до смерти влюблённую.
-Вас-то нам и нужно! – вскричала жертва. Это был Годфри Нортон – человек, перешедший дорогу лично Мориарти, поэтому, устранить его было необходимо. – Идёмте!
-В чём дело? – удивился джентльмен, но всё-таки пошёл вслед за Нортоном.
-Это не займёт у Вас более трёх минут! – заверил его Годфри.
Когда тот подошёл поближе, Ирэн смогла разглядеть его внимательней. Это был довольно высокий и бледный господин, худой, с острыми чертами лица. У незнакомца были какие-то холодные, испытующие и проницательные стальные глаза, что заставили Адлер вздрогнуть, но она не подала виду и продолжила разыгрывать дурочку, потерявшую голову от любви.
Сэр, оказавший нам такую услугу, растерянно замер, когда бракосочетание было закончено.
-Спасибо! – крикнул новоявленный муж Ирэн и помчался к выходу, схватив жену за руку.
Та немного его придержала, достала гинею и протянула свидетелю брака.
-Спасибо огромное, - улыбнулась мисс и, теперь уже подгоняя Годфри, сама понеслась к выходу. Священник, точнее, играющий роль священника, лишь улыбался столь благому стечению обстоятельств. Когда в дверях Ирэн ненадолго задержалась, обернувшись на холл церкви, она едва удержалась от крика – освещённый солнцем силуэт джентльмена, помогавшего ей в роли свидетеля, был в точности похож на тот, что когда-то давно следил за ней во время грабежа.
-Что случилось? – окликнул её Нортон.
-Почудилось кое-что, - отмахнулась мисс Адлер, усаживаясь в кэб.

4

И вот, теперь замужняя женщина, Ирэн подъезжала к своему дому. Дом представлял собой двухэтажный особняк с просторными комнатами, но довольно компактный и уютный, вовсе не раскинувшийся на всю улицу.
Экипаж остановился, Адлер пододвинулась поближе к двери, дожидаясь, пока кэбмэн её откроет. В окошечко она видела, как нищий, в надежде заработать монетку, кинулся открывать дверцу. Ирэн вовсе не была скрягой, поэтому отдала бы бедняку денег, но в этот момент какой-то другой бродяга накинулся на попрошайку, так как сам хотел получить подачку. Мужчины сцепились, каждый старался оттолкнуть другого, с яростью пробираясь к кэбу. Кэбмэн, два гвардейца и какой-то ремесленник кинулись на помощь, каждый был за своего бродягу, поэтому вскоре побоище стало ещё более жёстким.
Ирэн, решив показать, что не нуждается в чьей-либо помощи, открыла дверцу и вышла на улицу. Теперь драка кипела вокруг неё. Она могла бы дать любому из них под дых, защитить себя мадам смогла бы, но ведь не сделаешь это на глазах у множества зевак, которые могут узнать в ней приму?! Внезапно в толпе мелькнула ряса священника, который, по-видимому, искренне хотел защитить Адлер. Та, не вглядываясь в него, захотела сама выбраться и, уже пробившись к дому, взбежала по лестнице и остановилась наверху, глядя на происходящее. В этот же момент раздался крик и, священник, что так хотел помочь, рухнул на землю. Драчуны тотчас разбежались в разные стороны, оставив улицу без своего присутствия. Только раненый остался лежать на дороге, по его лбу стекала струйка крови.
-Бедный джентльмен сильно ранен? – осведомилась Ирэн у людей, столпившихся вокруг.
Со всех сторон послышались возгласы:
-Он мёртв!
-Нет, нет, жив!
-Ему нужно помочь!
-Вот смельчак! Отважился спасти леди в самой гуще драки!
Один из толпы, по видимому, врач, сообщил:
-Человек ранен, но, судя по количеству крови, умрёт, не успев доехать до больницы. Советую вам занести его в дом, иначе его смерть будет на вашей совести.
Стоило ли вспоминать Ирэн, что на её совести есть много смертей, и эта не будет лишней, но ведь манеры, да и простая, даже у мисс Адлер она есть, совесть не позволяли!
-Конечно, конечно! Занесите его в гостиную, там удобный диван! – пролепетала Ирэн.
Священника внесли в дом и протащили в гостиную, где и положили на диван.
-Принесите полотенце, пропитанное водой! – отдала указание Ирэн служанке. Та послушно побежала на кухню и вскоре принесла влажную белую тряпицу. Адлер откинула капюшон с рясы раненого и положила полотенце на лоб, где была рана. Тот моментально схватил это полотенце и прижал его к своему лбу, будто боялся, что люди увидят, что за рана у него.
-Вы очнулись! – обрадовано воскликнула горничная.
Священник в ответ закашлялся и прикрыл глаза.
-Что с Вами? – заволновалась Адлер, ей очень не хотелось, чтобы этот человек умер прямо здесь, на этом диване.
Раненый принялся хватать воздух ртом.
-Задыхаюсь..., - прохрипел он и, Ирэн с удивлением обнаружила, что голос ей знаком.
-Откройте окно! – велела мисс служанке и та, распахнула большой проём.
В этот же момент какая-то вспышка пронеслась мимо них и, уже на ковре, разгорелись искры, и заклубился дым.
-Пожар! Пожар! – заголосили с улицы, а толпы людей подхватили крик.
Ирэн подскочила на месте и ринулась к тайнику...

Здесь требуется небольшое отступление. Мориарти, ужасно хитрая личность, однажды крупно повздорил с королём. Он, используя тот самый метод, что недавно обвенчал Адлер и Нортона, заставил несчастного владыку по уши влюбиться в Ирэн. Тогда она однажды, заявив, что это из-за любви, сфотографировалась вместе с ним, а фотографию спрятала. Это послужило объектом шантажа короля, как и хотел Мориарти. Фото хранилось в тайнике, куда и ринулась спасать ценность Ирэн.

Открыв дверцу над звонком, вызывающем прислугу, Адлер достала карточку ровно наполовину, как заметила, что раненый священник, приподнявшись на диване, холодным взглядом, полным торжества, следит за ней. Заметив, что его разоблачили, мужчина прокричал:
-Это ложная тревога, мисс!
Ирэн, покосившись на объект, извергающий дым, поняла, что это всего-навсего ракета, которой обычно дети пугают кур во дворе. Закрыв тайник, женщина выбежала из комнаты и, бросив по пути кучеру: «Следи за тем священником в гостиной!», ушла в свои покои наверху. Там, поняв, что это был всего лишь ловкий эпизод для того, чтоб посмотреть на фотографию и узнать, где она лежит, Ирэн вдруг вспомнила одни слова, которые обронил Мориарти перед этим делом о шантаже:
-Запомни, если король решит подослать к тебе секретного агента, то это будет мистер Холмс, очевидно! Запомни – Шерлок Холмс, сыщик, известный на весь Лондон, король пожелает обратиться только к нему.
И вот сейчас это имя возникло в её мыслях и, тогда, сразу всё стало ясно. Решив удостовериться, что это был именно сыщик, Ирэн переоделась в костюм мужчины, наклеила себе маленькие усики над губой и, прихватив трость, выскочила на улицу через чёрный ход. Она часто прибегала к подобной уловке, когда нужно было остаться неопознанной.
Выходя из дома, она сразу увидела высокую фигуру этого подлеца, так хитро обдурившего её. Он шёл, смеясь, разговаривая с каким-то своим приятелем. Подстроившись сзади, но продолжая мелькать в толпе, Ирэн принялась слушать их разговор.
-Мне хотелось сразу достать фотографию, - говорил «священник». – Но в комнату вошёл кучер и начал зорко следить за мною, так что мне поневоле пришлось отложить свой налёт до другого раза. Излишняя поспешность может погубить всё.
-Ну, а дальше? – нетерпеливо спросил его собеседник.
-Наши розыски почти закончены! Завтра я приду к Ирэн с вами и с королём. Нас попросят подождать в гостиной, но, когда мисс Адлер спустится к нам, она, вероятно, не найдёт там ни нас, ни фотографии.
«Хитрый чёрт!» - подумала Ирэн, едва сдерживаясь, чтоб не дать наглому человеку по носу.
-Когда мы отправимся туда, Холмс?
«Точно. Это он».
-В восемь часов утра. Она ещё будет в постели. Я должен немедленно послать королю телеграмму!
Оба собеседника остановились около дома на Бейкер-стрит, Шерлок Холмс принялся лазать по своим карманам.
-Где же мои ключи?
Ирэн не удержалась от того, чтобы не заявить сыщику о своём присутствии.
-Доброй ночи, мистер Шерлок Холмс!
Она уже скрывалась во тьме, когда два друга обернулись ей вслед. По их лицам явно читалось недоумение. Ирэн ухмыльнулась и поспешила телеграфировать Мориарти о том, что с делом лучше поспешить.
«Ш. Х. знает, где фото. Завтра утром я и Г. Н. уедем. Надеюсь, дело будет успешным И. А.».

Дома Ирэн встретила Годфри, который взволнованно расхаживал взад-вперёд по комнате, поглядывая на серебристые часы на цепочке.
-Ирэн! Как я волновался! Мне сказали, что сегодня ты многого натерпелась!
-Чего особенного? Самый обычный день, - нервно отмахнулась Адлер, сдёргивая усы и сбрасывая мужской плащ.
-Ох, а как же драка перед домом?
-Простое стечение обстоятельств!
-А пожар?
-Ложная тревога.
-А почему ты снова переоделась в паренька, как когда-то давненько?
-Дела потребовали.
Годфри, положив руку на плечо своей «жене», усадил её на кресло и пытливым взглядом постарался, будто, просмотреть её насквозь.
-Как мы можем уехать вместе, если ты не рассказываешь мне всю правду?
«Ах, если бы ты знал всю правду, то не то чтобы не повёл меня под купол церкви, даже сбежал бы от меня куда подальше и всюду бы боялся моей слежки...»
-Ладно. Я расскажу тебе кое-что...
«Какой смысл держать от него в тайне случай с фотографией, если ему всё равно утром суждено умереть?»
-Около года назад я встретилась с королём. Это был забавный и милый человек, он скрасил моё одиночество на несколько месяцев. Он был от меня без ума, всюду возил с собою, говорил, что мы обязательно поженимся, - разумеется, это была только часть правды, рассказанная Ирэн Адлер. – Но я, как ты знаешь, особа своенравная, вольная... Мне было в тягость его общество, когда он уже стал мне надоедать... Я сказала ему, что больше не желаю его видеть, а он, видимо, обидевшись, больше не встречался со мною. Я была просто уверена, что он продолжает скучать по мне, проводит тоскливые часы перед моим фото, но тут до меня доходит весть, что он женится! Не понимаю, что тогда так разозлило меня, но я перерыла множество писем нашей с ним переписки и нашла это. – Ирэн подошла к тайнику и, под напряжённым взглядом Годфри достала снимок. На карточке стояла счастливая парочка – сама Ирэн и король. Они, обняв друг друга, прижимались щеками, на их губах играла улыбка, а глаза сверкали даже на не цветном кадре.
-Именно тогда мне в голову пришла мысль о шантаже. – Женщина, проведя пальцем по своему изображению, положила его на стол. – Невеста правителя – чересчур благовоспитанная девушка. Стоит ей хоть чуть-чуть усомниться в прошлом жениха, как она тотчас расторгнет предложение. Зная это, я написала своему бывшему возлюбленному о своих намерениях... Он, будучи очень влиятельным гражданином, несколько раз приказывал обыскать меня, мой дом, угрожал мне, но тщетно – снимок не нашли. Я собиралась отправить карточку в день помолвки родителям невесты, но тут случилось непредвиденное – фото обнаружили!
-Кто?! – удивился Годфри. – Неужели, при твоей-то хитрости, это возможно?
-Нашёлся человек и похитрее меня. Признаться, я допустила оплошность, но в конец мы обхитрим негодяя! Ведь, правда, Годфри?
-Каким образом? – хмуро спросил Нортон.
-Мы уедем, дорогой! – играя безнадёжно влюблённую, проговорила Ирэн. – Завтра, до восьми утра мы обязаны уехать! Просто обязаны, иначе этот хитрец что-нибудь придумает!
-Как его зовут?
-А мне откуда знать? – улыбнулась Адлер. – Я не знаю...
-Я за вещами! – бросила жертва и, прихватив пальто, скрылась в дверном проёме.
Ирэн, мгновенно потеряв спокойствие, в волнении села за письменный стол и, обмакнув перо в чернильницу, принялась писать.
«Дорогой мистер Шерлок Холмс, вы действительно великолепно всё это разыграли. На первых порах я отнеслась к вам с доверием. До пожарной тревоги у меня не было никаких подозрений. Но затем, когда я поняла, как выдала себя, я не могла не задуматься». Она немного подумала и, решив не упоминать имени Мориарти, продолжила. «Уже несколько месяцев назад меня предупредили, что если король решит прибегнуть к агенту, он, конечно, обратится к вам. Я знала ваше имя. И всё же вы заставили меня открыть то, что вы хотели узнать. Несмотря на мои подозрения, я не хотела дурно думать о таком милом, добром, старом священнике...»
Ирэн решила раскрыть свой маленький секрет, которым воспользовалась в слежке за Холмсом. «Но вы знаете, я сама была актрисой. Мужской костюм для меня не новость. Я часто пользуюсь той свободой, которую он даёт. Я послала кучера Джона следить за вами, а сама побежала наверх, надела мой костюм для прогулок, как я его называю, и спустилась вниз, как раз когда вы уходили. Я следовала за вами до ваших дверей и убедилась, что мною действительно интересуется знаменитый Шерлок Холмс. Затем я довольно неосторожно пожелала вам доброй ночи и отправилась посоветоваться с мужем»
Далее... Далее Ирэн следовало выразить свою любовь к мужу, показать, как он дорог ей и как она ему доверяет. Это одновременно послужило бы и уверенностью королю, и доказательством того, что мисс Адлер непричастна к смерти Годфри.
-Вам телеграмма! – постучала служанка. Ирэн взяла бумагу и, поблагодарив горничную, заперла дверь. Текст от Мориарти гласил: «Прикрой дело о шантаже. Поспеши с Г. Н.».
Ирэн, удовлетворённо кивнув, бросила телеграмму в камин и, удостоверившись в том, что она полностью почернела и съёжилась, снова начала писать.
«Мы решили, что, поскольку нас преследует такой сильный противник, лучшим спасением будет бегство». Подхалимство ещё никто не отменял. «И вот, явившись завтра, вы найдёте гнездо опустевшим. Что касается фотографии...». Адлер задумалась, какую причину подыскать внезапному отступлению. «Ваш клиент может быть спокоен: я люблю человека, который лучше его. Человек этот любит меня. Король может делать всё, что угодно, не опасаясь препятствий со стороны той, кому он причинил столько зла. Я сохраню у себя фотографию только ради моей безопасности, ради того, чтобы у меня осталось оружие, которое защитит меня в будущем от любых враждебных шагов короля».
Ирэн подумала, чем ещё выразить свою особенность и хитрость. Она любила казаться самой умной, умнее любого мужчины. Поэтому, ей доставило огромное удовольствие добавить к письму своё фото в профиль и строки:
«Я оставлю здесь другую фотографию, которую ему, может быть, будет приятно сохранить у себя, и остаюсь, дорогой мистер Шерлок Холмс, преданная вам, Ирэн Адлер».
Гордо поставив точку, мисс Адлер положила письмо и своё фото в конверт и спустилась вниз по скрипящей лестнице. Открыв тайник, женщина вынула оттуда фотографию и положила конверт, с надписью: «Мистеру Шерлоку Холмсу. Вручить ему, когда он придёт». Абсолютно довольная собой, Ирэн сложила карточку пополам и, снова поднявшись к себе, заперла в ящике стола.

5

-Мчите быстрее! – воскликнул Годфри. – В порт! – он протянул деньги кэбмэну и, усевшись на сиденье рядом с Ирэн, взволнованно принялся вглядываться в окно.
Кэб трясся по ухабистой дороге, подпрыгивая на каждой неровности. Адлер лишь устало прикрывала глаза, дожидаясь, пока нужный Мориарти человек встретит их у корабля и поможет скинуть Нортона за борт.
Когда человек, представившийся Майлзом, подвёл их к кораблю, Ирэн невольно оглянулась назад, волнуясь, не выследил ли их знаменитый сыщик. В преступном мире он был ещё более знаменит. Мисс Адлер вдруг вспомнила Холмса, притворившегося священником, удивлённо обнаружив разительное сходство – он был так же высок, худ и бледен, как случайный свидетель в церкви и тот силуэт у дома. Вспомнив последствия, принесённые им после слежки за преступниками, Ирэн уже почти не сомневалась, что Шерлок Холмс – и есть тот самый призрак, так беспокоящий профессора.
-Проходите на судно, мисс, - оскалился Майлз, обнажая гнилые шаткие зубы.
-Спасибо, сэр. Это вам, - она протянула ему монету, под которой едва можно было различить маленькое зёрнышко. Увидев зерно риса, моряк взял его и положил в карман, слегка кивнув Ирэн. Это был тайный знак – это человек Мориарти. Монету Майлз, разумеется, припрятал за пазуху.

Смеркалось. Над водой уже сверкали последние лучи солнца, чайки почти бесшумно пролетали над кораблём к земле. Вода неприветливо шумела, но, в целом, была очень даже спокойна.
-Как красиво, - заметил Годфри, подойдя сзади к Ирэн.
-Очень, - согласилась женщина, опираясь руками о перила. Людей на палубе уже не было, только Майлз грозной тенью восседал на бочонке в углу и курил. Странно, что Нортон его не заметил.
-А почему ты никогда не рассказывала мне о своём прошлом? – вдруг спросил Годфри.
-Я не считала нужным, - обворожительно улыбнулась Ирэн. – Но ведь и ты не рассказывал мне ничего..., - она, хитро улыбаясь, обошла мужа стороной.
-Верно, - улыбнулся тот, в его глазах промелькнула тень тревоги.
-Но мне кое-что известно..., - вкрадчиво продолжила мисс Адлер, подав рукой знак, чтоб Майлз подбирался поближе.
-Что же? – Годфри сжал перила, так что костяшки побелели. Хитрый тон супруги его, явно, волновал...
-Ты был вором, - уже менее волнуясь, продолжила она, заметив, что моряк уже близко, всё так же в тени. – Ты, сам того не зная, пробрался в поместье сэра Мориарти...
-Нет! – задыхаясь от внезапно наступившего удушья, проговорил несчастный.
-Ты вынес всё... Тебе ли знать, что у профессора есть ещё дома...
-Замолчи! – воскликнул Годфри, но Ирэн, не слушая его, продолжала:
-Но твой поступок крайне оскорбил моего начальника. Он приказал тебя найти. Многие сыщики брались за это дело... Ты был найден. А я была просто приманкой...
Ирэн щёлкнула пальцами, Майлз выступил из мрака и схватил за плечи не успевшего сбежать Годфри.
-Пощади! – заверещал он неожиданно противным визгливым голосом. – Неужели у тебя нет сердца?
Адлер усмехнулась.
-Я и сама не знаю, есть ли у меня сердце... Бросай!
Майлз, кивнув, приподнял Нортона над ограждением и отпустил. Тело мужчины, с силой ударившись о воду, исчезло в глубине, почему-то он так и не попытался выплыть... Должно быть, не умел плавать. Последний раз Ирэн взглянула на бурлящую воду и повернулась к Майлзу.
-Куда направляется корабль?
-На остров, тут недалеко... Мы торгуем с ними специями.
-Отлично. Сколько вы там пробудете?
-Два дня, не более.
-Хорошо. Не забудь, Майлз, забрать меня с того острова, когда соберётесь отплывать обратно.
-Конечно! Люди профессора не простят мне такой оплошности, - усмехнулся тот.
-Замечательно. Где моя каюта?

«Дела ждут. Возвращайся, есть новое задание» - об этом гласила телеграмма, присланная Мориарти, как раз тогда, когда Ирэн паковала свои вещи за час до отхода корабля. Не мог ли шеф подумать, что мисс Адлер останется навсегда на этом острове, лишённом всякой роскоши?!
Прибыв в порт Лондона, Ирэн с наслаждением вдохнула запах солёной воды, рынка и снова увидела огромную кучу людей, толпившихся тут и там. Бедняки, ремесленники, торговцы, кэбы с лордами... Всё это так олицетворяло Британию, что Ирэн ощутила мгновенный прилив сил и готовность вновь творить то, что велят. Спускаясь с судна, она обвела взглядом пристань и, как и знала, увидела двух людей начальника. Они, по видимому, её и высматривали. Заметив в толпе яркую розовую шляпку, украшенную двумя перьями, «коллеги» стали пробиваться к ней через толпу. Что же, раз Мориарти не слишком ей доверяет то, так и быть, она пойдёт не сама, а за спинами этих людей.
-Ирэн Адлер? – поинтересовался один из них, грозно нахмурив брови.
-Я, - ответила женщина.
-Профессор ждёт вас. Пройдёмте, он неподалёку.
Грубый человек схватил Ирэн за локоть и, полагая, что она поспевает, быстрым шагом пошёл к ресторану, в котором обычно обедали богатые люди перед отправкой в море.
Лакей, дежуривший у входа, сначала преградил дорогу обтрёпанному мужчине, но когда тот, указывая через стеклянную дверь в самый темный угол, произнёс:
-Мы к человеку за тем столиком, - они были моментально пропущены, да ещё и удостоены низким поклоном.
Профессор, как он это любил, сидел во мраке. Из темноты виднелись лишь полы чёрной бархатной шляпы да руки в кожаных перчатках, сложенные на столе.
-Можешь идти, Патрик, - своим вкрадчивым голосом произнёс Мориарти. – А вы, мисс, присядьте...
По его приторно-доброжелательному тону Ирэн поняла, что дело немного необычное.
-С Годфри закончено. Он отдыхает в море, - улыбнувшись, сообщила мисс Адлер.
-Отлично. Но сейчас не об этом... Как вы обычно действовали на своих жертв?
Ирэн немного удивилась столь странному вопросу.
-Я очаровывала их, становилась для них женой или близкой женщиной, а потом уничтожала их.
-Так вот, - Мориарти сцепил пальцы замком. – В этот раз придётся действовать не так. Осторожней, умней, хитрей и таинственней.
-Кто жертва? – моментально осведомилась Ирэн. Должно быть, ей придётся иметь дело с опасным человеком...
-И ещё, - продолжил шеф, не замечая вопроса. – Его не нужно будет убивать... Просто вертеть его, как мне захочется и пользоваться его умом и положением...
-Кто же он? – уже тише спросила Ирэн.
-Мистер Холмс.
-Сэр Майкрофт? Из правительства? – с тенью лёгкой надежды уточнила Ирэн. «Ох, только не говорите, что это...»
-Шерлок! Шерлок Холмс.
Трудно сказать, что испытала в этот момент Ирэн. Ей захотелось, абсолютно непреодолимой страстью, треснуть Мориарти подносом по голове. Из-за его прихотей...
-Не стоит так злиться, - вкрадчиво произнёс тот, будто прочитав мысли женщины. – Тебе вовсе не придётся жить с ним под одной крышей и выполнять все его просьбы. Тем более что дело почти началось – ты ему, определённо, приглянулась.
-Глупости! – отмахнулась Ирэн. – Я слышала, он любит лишь свою трубку, скрипку да комнату на Бейкер-стрит.
-Зачем тогда он взял у короля твою фотографию? – тихо засмеялся Мориарти.
-Что?! Но...
-Когда ты оставила свой портрет вместо королевского, Холмс забрал его себе.
-Зачем?
-Вот и я о том, Ирэн... Тебе ничего не стоит, лишь бросить несколько многозначительных взглядов на этого человека, тогда он будет у меня в руках.
-А вы уже знаете о том, что это он....
-Да, это он был началом всех бед моего предприятия. Именно поэтому ты и сидишь сейчас здесь. Ты согласна?
Ирэн знала, что спрашивая это, Мориарти будто обращается к самому себе. Женщина либо будет работать, либо нет, но если и не будет, то только по причине смерти.
-Конечно, - вздохнула она. Редко она бралась за дело с такой неохотой.
-Вот и отлично. Выпьешь чего-нибудь?
-Нет. Я могу идти?
-Иди, - благодушно разрешил Мориарти.
Ирэн встала из-за стола и, гордо вскинув голову, направилась к выходу.

6

Старая служанка отворила Ирэн двери и, добродушно ворча, осведомилась:
-Наотдыхалась, небось? Загорела? – хотя ясно была видна прежняя бледность кожи. – Как там, на острове-то?
-Хорошо, - сухо ответила Ирэн. Она всё ещё не могла поверить, с кем придётся работать! Ведь он определённо её рассекретит и сдаст полиции! Так-то он вполне сошёл бы за временного мужа, но от этого человека явно исходила опасность, равная опасности Мориарти.
Поняв, в каком настроении хозяйка, горничная услужливо повесила её пальто на крючок и, приотворив дверь в гостиную, поинтересовалась:
-Чай, кофе?
-Спасибо, нет...
Ирэн зашла в гостиную и, достав из комода ключ, заперла дверь, чтоб никто её не побеспокоил. Тотчас она, приотворив дверцу в шкафу, достала оттуда коробку, наполненную газетами. «Того, с кем придётся работать, нужно знать в лицо...»
О Холмсе в газетах было мало, но и этого было достаточно – факты были исчерпывающие.
«Снова сыщик с Бейкер-стрит раскрыл запутанное дело, где полиция показала себя не с лучшей стороны»
«Мистер Холмс раскрыл очередное дело об убийце, которого страшилась вся семья Линдернов»
«Шерлок Холмс отказывается признавать своё участие в этом деле, и утверждает, что всё это заслуги полиции, но в таком случае, зачем он приезжал в дом потерпевшего и пойманные преступники так испуганно смотрят на него?»
Ирэн отбросила в сторону прочитанные газеты. Наш друг ещё и скромен... О, а вот и фото!
Мисс Адлер внимательно вгляделась в снимок детектива. Ей предстояло вести с ним более чем дружескую беседу, надо было непременно определить степень его пригодности. Острые скулы, тонкий нос, сжатые тонкие губы, вообще он какой-то слишком тонкий. Это-то и было чем-то особенным в его внешности, что, определённо, не являлось недостатком, а даже прибавляло Холмсу изысканности.
На снимке хорошо видны те самые тёмно-серые стальные глаза, холодный взгляд которых наводил страх на многих преступников. Он, будто, видел всех насквозь. У Шерлока Холмса были тонкие длинные пальцы, телосложение худое и, как показалось вначале Ирэн, слабое. Но приглядевшись к шее, Адлер заметила мышцы, выступающие из под кожи, это говорило о том, что человек может постоять за себя в случае необходимости.
«Ну, чтож, мистер Холмс, увидимся...»

Ирэн Адлер пробиралась сквозь толпу. Часом ранее она продумывала, как именно встретиться с Холмсом, чтобы тот ничего не заподозрил. В таком случае, нужно заинтересовать его профессионально. Снова стать в его глазах преступницей Ирэн не решилась, а вот жертвой – самое то...
Она тогда телеграфировала Мориарти с предложением, тот ответил коротко: «Хорошо. Пришлю человека, ограбит»
Уже на Бейкер-стрит Ирэн заволновалась – где обещанный грабитель? Никто вокруг никоим образом не интересовался женщиной, все шли мимо, лишь иногда бросая:
-Чего встала посреди дороги, курица?
Ирэн лишь провожала грубиянов взглядом из под острых тонких бровей. Наконец, ей надоело ждать и она, решив придумать что-нибудь по ходу дела, направилась в сторону дома сыщика. Именно тогда она вдруг заметила, что сумка её расстёгнута и пропали деньги с кольцом, которое Ирэн, собираясь в спешке, нечаянно кинула вместо другого украшения, менее ценного, которое собиралась сдать в ломбард.
«Чудесно. Профессионально сработано»
Конечно, детектив, славящийся своим дедуктивным методом ни за что не стал бы браться за такое дело, но появление Адлер тут важнее, чем поимка воришки. Разумеется, вор, присланный Мориарти, никогда не вернёт украденное, а профессор не станет ему приказывать.
Поднимаясь по лестнице к входу, Ирэн заметила, что Шерлок Холмс у себя – его силуэт выделялся на фоне кабинета. Мужчина стоял, и движения его рук подсказывали – он курит трубку, то поднося её ко рту, то отдаляя.
-Мистер Холмс у себя, - сказала пожилая женщина в чёрном платье и фартуке, встретив незнакомку. – Как вас ему представить?
-Прошу, не нужно лишних церемоний! – улыбнулась мисс Адлер. – Я сама представлюсь, к тому же, думаю, он меня помнит.
Поднявшись по лакированной лестнице наверх, Ирэн постучала.
-Войдите! – раздался голос хозяина, мошенница услышала, как он пинком отправил какие-то вещи под кровать, видимо, чтоб создавалось хотя-бы слабое ощущение порядка. Повернув ручку, дама вошла в комнату. Холмс, резко повернувшийся к ней, сначала выронил изо рта трубку. Зная по рассказам, что этого хладнокровного, как удава, человека чрезвычайно трудно удивить, поэтому осталась довольна эффектом. Сыщик, тотчас приняв невозмутимый вид, поднял упавшую трубку и снова затянулся сигаретным дымом.
-Мисс Адлер, - всезнающим тоном произнёс он. – Что могло привести вас сюда?
-Я присяду? – улыбаясь, спросила Ирэн.
-Да, - небрежно бросил Холмс и снова отошёл к окну, повернувшись спиной к гостье. – Так что? Вас ограбили?
-Да, - слегка удивлённо заметила мошенница. – Украли из сумки кольцо и деньги.
-Кольцо с красным рубином в золотой оправе?
Ирэн кивнула.
-Также украли всего сто долларов.
Женщина приоткрыла рот в изумлении.
-Но как?.. Аааа... Ваш дедуктивный метод!
-Всё гораздо проще, - усмехнулся Шерлок Холмс, повернувшись к ней лицом. – Мои глаза, - он указал пальцем на себя. – Окно, - он похлопал ладонью по стеклу. – И внимание.
-О, - протянула Ирэн, поднимаясь с кресла, на которое только-только села. – Но, тем не менее, мистер Холмс, - она подошла к нему и посмотрела в окно. – Право, столько народу, что мне кажется удивительным то, что ваше внимание было приковано именно к моему скромному случаю.
-Я привык замечать в толпе людей именно тех, что ведут себя боле странно. Тем более, - он выдохнул дым и отложил в сторону трубку. – Тем более ваше ярко-красное платье невозможно не заметить.
-А чего же странного в моём поведении вы увидели?
-Вы стояли посреди дороги и смотрели на моё окно. Этого достаточно? – он принялся совершать медленные равномерные шаги по комнате.
-Я не видела вас в окне.
-Не видели. Я был в тени. Итак, продолжим. Вы стояли и, видимо, чего-то ждали. Постоянно вглядывались либо в толпу, либо глядели в сторону моего дома. Когда к вам подошёл тот человек в сером плаще, вы как раз собирались идти сюда. По пути к моему дому, вы заметили то, что у вас открыта сумка. Тем не менее, вы не закричали, как это делают в вашем случае изнеженные дамочки, не подняли тревогу и даже не расстроились. На вашем лице отразилось лишь... удовлетворение и, будто лёгкое недовольство тем, что пришлось ждать так долго. Вы ухмыльнулись и уже более уверенно направились ко мне, теперь вы вовсе не сомневались в том, что вас слегка волновало прежде... Соответственно, у меня возникает лишь один вопрос, - он испытующе посмотрел в глаза Ирэн, и она едва не вздрогнула от страха, маленького, но верного, который опутал её душу. – Зачем вы пришли ко мне на самом деле?
Ирэн молчала. Ей было неприятно, что план, одобренный Мориарти, потерпел такое жалкое поражение.
-Хотите, чтоб я выдал вас полиции, как чрезвычайно опасную аферистку?
-Что?! – мисс Адлер решила изобразить даму, не имеющую ничего общего с преступным миром.
-Ничего, - сухо буркнул Холмс, останавливаясь у кровати. – Вы три раза грабили дома, один раз подожгли дом в компании с какой-то другой дамой, кажется, её звали Мэри Бонс, но я могу ошибаться, это нужно уточнить в моих документах. Два раза вы шантажировали влиятельных людей, один раз, как мне известно, украли и продали важные документы. Число жертв, которые умерли по вашей вине, назвать я не могу, знаю лишь то, что количество близится к двадцати. Достаточно, или продолжать?
-Достаточно, - Ирэн в который раз убедилась в опасности и уме этого человека. – Но какие у вас доказательства?
-Прошу вас, не выведывайте у меня всё. Иначе ваш босс может выкрасть у меня нужную информацию...
-Мой босс? – «Откуда ему известно про Мориарти?»
-Да... Ваш босс, - Шерлок Холмс уселся на свою кровать, закинув ногу на ногу. – Но вы так и не ответили, зачем вы здесь?
-Чтобы увидеть вас, - обворожительно улыбнулась Ирэн, решив начать действовать.
-И? – сыщик скрестил пальцы «замочком» и с любопытством уставился на гостью. – Увидели. Дальше что? Вас послали меня убить? – только в холодных глазах можно было прочесть тень улыбки. Вероятно, он бы точно знал, если бы Ирэн принесла с собой револьвер.
-Вовсе нет, - мисс Адлер подняла голову. – Как насчёт ужина?
-Ох, насчёт ужина? Да, ужинать я буду сегодня вечером часов в восемь, скорее всего миссис Хадсон приготовит баранину...
-Как насчёт ужина? Вы и я в ресторане...
-Нет, - нахмурился Холмс и поспешно отвернулся, шутливый тон его не спас.
-Почему?
-Потому.
-Вот, вы такой знаменитый частный детектив, а даже не можете обосновать свой ответ, - разочарованно протянула Ирэн.
-Я не вижу смысла в ваших действиях, чувствую, что вами руководит какой-то влиятельный преступник, так же мне непонятно, зачем я вам нужен?
-То есть, дело не в личной неприязни?
-О чём речь! Нет, - Холмс постарался выразить приветливость на лице.
-Тогда я всё-таки настаиваю на ужине, - Ирэн подмигнула ему одним глазом и поднялась с кресла. – Если всё-таки согласитесь, то жду вас в восемь в ресторане «Мираж». Не опаздывайте.
Уже спускаясь по лестнице, Ирэн услышала, как Холмс странно усмехнулся и с силой задёрнул шторы на окне, так, что карниз заскрипел.
«Что же, я заставила его поволноваться»

-Мисс Адлер, а как же сэр Нортон? – удивилась служанка, стоя в проёме дверей и глядя, как Ирэн надевает шикарное пышное тёмно-синее платье и колье с бриллиантом.
-Сэр Нортон оставил меня ради другой женщины.
«Хм, ради какой-нибудь морской русалки, приносящей трупы к берегу»
-Ох, каков подлец! – с чувством воскликнула горничная. – А я-то уж надеялась, что вскоре в нашем доме будет полноправный хозяин. Давайте помогу, - добавила она, глядя, как Ирэн пытается застегнуть корсет у себя на спине.
Маленькие крючки застегнулись, сразу меньше воздуха стало поступать в лёгкие дамы, но она уже привыкла к такому.
-Вы не видели мои серёжки, мисс Уайт?
-Видела. Сейчас принесу, - пожилая женщина поковыляла в прихожую и, вскоре, вернулась оттуда с бархатной красной коробочкой в руках.
Ирэн открыла футляр и надела серьги, с удовольствием глядя на себя в зеркало. Приготовления были завершены, оставалось лишь полчаса до назначенного времени, но в кэбе Адлер быстро доедет.
-Спасибо! Я пойду, ждите меня поздно, на меня ужин не готовьте!
-Хорошо, милочка.
Ирэн быстро выскочила из дома, едва успев накинуть плащ и шляпку, затем остановилась у дороги и начала махать рукой. Проезжающий мимо кэб резко затормозил, лошадиные копыта проехались по мостовой.
-Куда вам? – учтиво спросил извозчик, распахивая дверцу.
-К ресторану «Мираж»!
-Отлично.
Они понеслись по дороге, расплёскивая вокруг себя лужи. Уже стемнело, по тёмно-синему небу то и дело проплывали чёрные тучки с неясными расплывчатыми краями, сияла почти полная луна. Когда кэб подъехал к шикарному ресторану, откуда доносились звуки скрипки, светило как раз горело на небе, не заслонённое облачками.
Ирэн расплатилась с кэбмэном и прошла в ресторан.

7

-За каким столиком сидит мистер Холмс? - почему-то мисс Адлер не сомневалась, что сыщик придёт.
-За этим, - швейцар указал на стол, стоящий у окна справа от выхода. Силуэт Холмса, освещённый свечой, ясно вырисовывался на скамье, оббитой бархатом. Подойдя к столику, Ирэн села напротив и заметила, что глаза Шерлока Холмса закрыты, а сам он как-то съехал на скамейке и мирно посапывает. Адлер кашлянула, тот сразу подскочил на скамейке и открыл глаза.
-И долго вы здесь? – поинтересовался Холмс.
-Только пришла.
-О, - он посмотрел на часы. – Восемь... А я-то пришёл за полчаса раньше...
-Зачем так рано? – улыбнулась мошенница.
-Всегда прихожу раньше.
К разочарованию Ирэн, сыщик не надел ничего такого официального, что доказывало бы важность встречи. Обычный пиджак и плащ, сложенный на скамье.
-Вы прекрасно выглядите, - небрежно бросил он, но по отведённому взгляду Ирэн успела заметить восхищение, смешанное с недоумением. Сам его вид говорил: «Чего это она так вырядилась?», но, разумеется, джентльмен не стал говорить этого вслух.
-Спасибо, вы очень добры.
Подошёл официант и спросил, чего господа желают заказать. Ирэн выбрала салат и, так как Холмс произнёс лишь: «Сами выбирайте, что я буду есть», заказала то же самое ему.
Такое скептическое отношение к ужину её злило, Шерлок Холмс раздражал её своей безразличностью и взглядом, постоянно отвёрнутым в сторону, к окну. Он явно не хотел встречаться с Ирэн глазами, не то, что разговаривать с ней! Решив как-то развлечь спутника, да и саму себя, мисс Адлер спросила:
-А вы сможете рассказать, как у меня сегодня прошёл день, после того, как я вас покинула, пользуясь своими способностями?
-Могу, - Шерлок повернул голову и уже более заинтересованно поглядел на неё. – Что конкретно?
-Всё, что только сможете, - улыбнулась женщина.
-Отлично, - он пододвинул стул к столу и, подперев щёки руками, изучающее посмотрел на Ирэн. – Вы не сразу пошли к себе домой, это я видел в окно.
«Значит, он наблюдал за мной после того, как я ушла»
-Направились вы в сторону телеграфа. Судя по тому, как под вашим ногтем скопились чернила, вы написали текст на бумаге и передали секретарю, что и отправил телеграмму.
«Да, я заходила телеграфировать Мориарти»
-Дайте руку, - Холмс взял ладонь Ирэн, та почувствовала прикосновение его холодных пальцев со страхом – мало ли чего он ещё может обнаружить? – Люди часто, когда пишут письма, отодвигают бумагу вверх, чтоб было удобней писать, прижимают пальцем уже написанный текст. У вас на левой руке на среднем пальце виднеются почти смытые буквы «Ш», «Х» и «в». Судя по тому, что после заглавных букв стоят точки, это инициалы, а «в» – начало какого-то слова, так как после идёт линия соединения со следующей буквой. Вспоминая то, как зовут меня и то, что это было сразу после вашего ухода, делаем вывод...
-Да, я поняла, - Ирэн одёрнула руку.
Холмс вздёрнул брови.
-Да, я тоже понял.
-Ясно.
-И мне.
Воцарилась тишина. Конечно, в ресторане продолжала играть музыка, люди разговаривали, смеялись. Но вот за их столиком царила звенящая тишина.
-Ну, что же... Вы не дали мне описать и часа вашей жизни, поэтому вам не о чем беспокоиться. Я мог бы рассказать и о том, как вы, защищаясь от грабителей в парке на днях, убили одного из них....
-Это вышло случайно.
-Бесспорно.
-Вы мне не верите?
-Верю.
Но по его взгляду Ирэн поняла, что он мог бы рассказать и больше, молчит он только ради приличия.
Подошёл официант с подносом.
-Ваш заказ, - галантно произнёс он и, подняв крышку с блюда, поставил на стол две тарелки. Холмс сразу взял вилку и принялся есть салат. Ирэн, слегка кашлянув, тоже начала накалывать листики на вилку.
Когда с едой было покончено, мисс Адлер решила снова приняться за работу. Она, моргая ресницами, строила Холмсу глазки, хотя тот и не подавал виду.
-Шерлок..., - начала она.
-Мистер Холмс, - машинально поправил тот.
В её глазах промелькнула тень ярости, но Адлер быстро успокоилась.
-Да, мистер Холмс, вы не хотели бы немного прогуляться?
Он несчастным взглядом посмотрел в окно.
-Да, можно, - по его голосу было слышно, что его хладнокровие подвергается страшным пыткам чувств и следов вежливости.
-Ну и чудесно. Официант! – молодой человек в белом фартуке быстро подскочил к столу. Ирэн потянулась за деньгами, чтобы расплатиться, но Холмс её опередил – сам протянул довольно крупную купюру.
-Вы так любезны, - улыбнулась Ирен.
Шерлок едва заметно улыбнулся краешком рта. Он встал из-за стола и, подождав мисс Адлер, направился к выходу. Ирэн в этот момент занималась тем, что в любое другое время назвала бы ерундой – примеряла себе фамилию. «Ирэн Холмс... Странно звучит...».
На улице она даже пошатнулась от свежего воздуха, холодной волной окутавшего её. Ирэн даже не заметила, что в ресторане было так душно. Холмс уже направился по аллее парка, тянувшейся вдоль стены ресторана и сворачивающей вглубь рощи, подальше от дороги, к фонтану, где в это время прогуливались редкие посетители заведения. Женщина быстро догнала его и, взяв его под руку, медленно пошла рядом. Его рука, будто сопротивляясь тому, что за неё держатся, слегка дёрнулась, но в целом, Холмс не подал виду.
-Как красиво, да Шерлок? – мечтательно вздохнула Ирэн, глядя на луну.
-Да, - кивнул Холмс, уже не пытаясь сопротивляться тому, что его называют по имени.
-Почему ты такой хмурый?
Он посмотрел на неё, вздёрнув брови, как будто она и сама должна знать причину.
-Я далеко не так простодушен, как тебе кажется.
«Ну вот, уже и он перешёл на ты»
-В смысле?
-В смысле, что я не до конца тебе доверяю, - вздохнул Шерлок Холмс, но по его вздоху стала ясна недосказанная часть фразы: «Точнее, не доверяю совсем».
-Ясно, - подняла голову Ирэн. – О, какой фонтан! – она, потянув Холмса за руку, побежала к скульптуре. – Пошли, посмотрим поближе.
Сыщик с неохотой поспешил за ней. «Похоже, он давно догадался о том, что мои намерения не так добры».
У фонтана Холмс вдруг оживился и, отойдя от Ирэн, поспешил к какому-то человеку. Это оказался мужчина с усами, светлыми русыми волосами, красиво одетый, опрятный, с тростью. Под руку он держал молодую особу с веснушками на лице.
-Уотсон! – воскликнул Холмс, раскинув руки. – Какая встреча! А я думал, мы и не увидимся более. Здравствуйте, Мэри.
-Здравствуйте, мистер Холмс, - вежливо ответила дама. Уотсон пожал Шерлоку руку и повернулся к Ирэн.
-А вы не представите мне вашу спутницу?.., - тут он, явно, узнал Ирэн, так как глаза его округлились и он с недоумением уставился на друга.
-А, - вспомнил тот. – Мисс Адлер.
-Оч-чень приятно, - ответил Уотсон и поцеловал протянутую Ирэн руку.
-Джон, давай не будем отвлекать Холмса, - улыбнулась Мэри.
-Нет-нет! – Холмс в отчаянии схватил друга за плечо. – Мы просто гуляем, вы не отвлекаете.
-Да, Мэри, я думаю, мисс Адлер не будет против.
-Конечно, я не возражаю против вас, - улыбнулась Ирэн. В глазах её плясали искорки злости. «Ну, Холмс, ты ещё ответишь за это!»
-Мистер Холмс, можно вас на минуточку..., - Уотсон, продолжая наблюдать за Ирэн недоумённым взглядом, отвёл друга в сторонку. Мэри тоже отошла, поближе к фонтану, поэтому ничего не мешало Адлер поближе подкрасться к друзьям и преспокойно подслушать их беседу.
-Это...
-Да, мне тоже это кажется странным, - отмахнулся Шерлок Холмс.
-Но ведь...
-Именно. Она.
-Ирэн Адлер?!
-Ну..., - Холмс пожал плечами. – Я сопротивлялся, как мог.
-Зачем было сопротивляться? – ухмыльнулся Джон Уотсон. – В компании с такой прелестной особой вы смотритесь куда лучше!
-Хотите сказать, что до этого я был никчёмным и ненужным? – добродушно рассмеялся сыщик.
-Нет, но Холмс... Право, это ведь знаменитая преступница, она...
-Я знаю! – прервал его Шерлок. – Мне самому очень... странно находиться в её компании, но...
-Что?
-Ничего.
-Вы хотели что-то сказать.
-Вовсе нет.
-Холмс, я ваш друг, вы не должны скрывать от меня...
-Я ничего не скрываю!
-Да ну?!
-Честно.
-Холмс...
-Уотсон!
-Что?
-Ничего...
Слушая эту беседу, Ирэн едва сдерживалась, чтоб не засмеяться.
-Но всё равно, я должен вас поздравить, ведь вы нашли, наконец...
-Я ничего не находил!
-Я же вижу!
-Ваш глаз вас не раз обманывал...
-Ну, знаете ли!..
Тут их «содержательный» разговор прервала Мэри, которая нежно обняла Уотсона за плечи.
-Джон, вы наговорились?
-Да, Мэри. Холмс сегодня, явно, не в настроении, - Джон покосился на друга и отошёл от него. – До свидания! Я завтра зайду к вам!
-Да, - рассеянно ответил Холмс, провожая приятеля взглядом.
-Ну что? – подошла к Шерлоку Ирэн. – Куда пойдём дальше?
-Куда тебе угодно.
-Хорошо... Пойдём тогда к реке.
Холмс, посмотрев на Адлер, вздохнул.
- Пошли, - по его глазам было видно, что он не совсем понимает, что происходит. Он, по-видимому, сначала думал, что Ирэн отправили его убить, но так как в своей неправоте он уже убедился, Холмс недоумевал, что они забыли у реки.
Взявшись под руки, они направились к мосту, который был в конце тёмной аллеи, освещённой лишь одним фонарём.
-Я вижу, не в твоей привычке проводить вечера в ресторанах? – улыбнулась Ирэн.
-Не в моей, - согласился Шерлок Холмс. – Я больше люблю вечера проводить за разгадыванием тайн...
-А много случаев, когда преступники успевали убежать?
-Четыре, - Холмс покосился на Ирэн. – Три раза от меня сбегали преступники – мужчины, а один раз – женщина.
-Расскажешь про ту женщину? – хитро улыбаясь, спросила мисс Адлер.
-Да, чего рассказывать, - Шерлок, вздохнув, посмотрел на фонарь. – Обычная шантажистка, обладающая хитростью и сноровкой.
-Ну, не очень-то она и простая, - ухмыльнулась женщина.
-А чего же в ней такого особенного? – поднял брови мистер Холмс.
-Будем надеяться, со временем ты это узнаешь.
Сыщик, отвернувшись, усмехнулся.
-Надеяться... Не самое лучшее слово.
-Тогда, будем уверены, - Ирэн вгляделась в темноту – они уже подошли к мосту.
-Кстати, у меня вопрос... Чисто профессиональный – Холмс с усмешкой посмотрел на Адлер. – Сэр Нортон, «Я люблю человека, который лучше его», или как? Куда пропал этот несчастный джентльмен?
-О, ты помнишь это письмо..., - протянула Ирэн. – Мы расстались.
-И при каких же обстоятельствах? Я читал, полиция нашла его труп у берега одного из островов, недалеко от Лондона.
-А... С чего они взяли, что это Годфри? – Ирэн сжала руку в кулак, немного волнуясь тому, как быстро Холмс догадался о «муже».
-Нашли несколько бумаг в кармане с его именем...
Ирэн открыла рот, чтобы что-то сказать, но слова застряли в горле.
-Ты не потрудилась вытащить документы, верно?
Женщина закашлялась, продолжая искоса поглядывать на Холмса. На его лице не отражалось никаких эмоций, только серые глаза холодно блестели.
-Но ведь ты ничего не докажешь, - уже более смело возразила мисс Адлер.
-А я и не буду ничего доказывать.
Ирэн задержала дыхание, замерев в изумлении.
-Почему?
Холмс отвёл взгляд, засунув руки в карманы пиджака.
-До реки мы дошли, - он махнул рукой проезжавшему по мосту кэбу, тот остановился. – Езжай домой, хватит гулять, а то, боюсь, ещё одним грабителем станет меньше, коли он встретится с тобой...
Едва успела Ирэн что-либо сказать на прощанье или возразить, как Холмс, поправив шляпу, исчез во мраке. Абсолютно ошарашенная и взволнованная, Ирэн села в кэб и, назвав свою улицу, прижалась лбом к стеклу, прикрыв глаза.

8

«Зайдите ко мне насчёт дела» - это было написано в телеграмме от Мориарти. Ирэн без сомнения знала, что шеф и так знает обо всём, но всё-же ответила: «Зайду к вам после девяти вечера». Мисс Адлер ещё намеревалась зайти к Холмсу. Уже было два часа дня, Ирэн только что проснулась, так как легла довольно поздно и почти не спала ночью. Причиной таких бессонных ночей, несомненно, являлись нервные переживания. Раньше жертвы становились мягкими, как воск, в руках аферистки, она вертела ими, как хотела, а тут Ирэн и сама не разберётся, кто о ком знает больше, и кто кого крутит в своих руках. Одновременно она и презирала Холмса – ведь он насолил её хозяину, и уважала его, и боялась, причём страх был тут сильнее всего. Всю ночь она перебирала в уме его слова, каждый раз находя в них либо какой-то тайный смысл, либо угрозу. Она и сама уже запуталась во всём этом, поэтому нужно было несколько прояснить ситуацию. Для этого в этот день нужно посетить трёх людей – Холмса, Уотсона и Мориарти.
Сначала мисс Адлер, накинув плащ, так как на улице шёл проливной дождь, направилась пешком до дома доктора Уотсона, где он принимал своих пациентов. Это был небольшой двухэтажный домик с красивыми окнами, окруженными узорчатыми ставнями. Постучав в дверь, Ирэн смело зашла в дом и, сняв мокрый плащ, дождалась служанку.
-Предупредите мистера Уотсона, что к нему гостья.
-Хорошо, - ответила горничная и скрылась за дверью кабинета. С лестницы, ведущей, видимо, в спальню, спустилась Мэри в бархатном бардовом платье.
-О, мисс Адлер. Вы на приём? Или что-то передать от мистера Холмса?
-Со мной, слава Богу, всё в порядке, - улыбнулась Ирэн. – Дело в том... Надеюсь, вы меня поймёте..., - она слегка приглушила голос. – Шерлок Холмс такой необычный человек... Мне очень тяжело разобраться во всём, что он думает и делает. Но я так хотела бы узнать о нём побольше! А ваш муж может помочь мне, ведь кто, как не он, знает лучше сыщика?
-Разумеется, Джон поможет! Проходите, он сейчас не занят, наверняка, расспрашивает горничную о вас, - Мэри, улыбнувшись, распахнула дверь. Порадовавшись её доброте, Ирэн вошла в кабинет. Уотсон сидел в кресле за тяжёлым дубовым столом.
-Здравствуйте, мисс Адлер, - приветливо сказал он. – Что могло бы привести вас сюда?
-О, я по крайне важному мне делу... Вы, наверное, при работе с Холмсом, помните мой случай...
-О, это ваша бывшая клиентка? Я, пожалуй, выйду, мне не хочется посвящаться в чужие тайны, - дружелюбно улыбнувшись Ирэн, Мэри закрыла за собой дверь. Горничная тоже вышла вслед за хозяйкой.
-Да, я помню.
-Ах, позвольте узнать, а какое участие принимали там вы? – полюбопытствовала мисс Адлер.
-Бросал ракету. Но вы так и не рассказали, что вас заставило сюда прийти, причём, не на кэбе, а пешком?
-Смотрю, Шерлок многому вас научил. Да, полы моего платья изрядно испачкались о мокрую землю. Пешком было удобнее и дешевле идти..., - Ирэн, закинув ногу на ногу, уселась удобнее.  – Мистер Холмс для меня до сих пор остаётся загадочной личностью, я бы хотела узнать о нём больше...
-Что именно вас интересует? – Уотсон, скрестив руки на груди, подозрительно смотрел на Ирэн из под широких бровей.
-Расскажите, что самое важное для женщины, общающейся с Холмсом. Его полезные, вредные привычки?
-Ну, что я могу сказать..., - Уотсон, оперевшись подбородком о правую руку, сказал: - Когда я с ним познакомился, я был поражён тем, что из всех предметов, что изучают в школьной программе, он знает лишь физику, химию, географию и биологию, и то, последнюю совсем немного. Он разбирался в этих вещах просто великолепно, но вот какие проблемы были у него с литературой, историей и прочими предметами, не интересовавшими его избирательный ум! Понятия не имею, как он закончил университет... Холмс – отличный скрипач, очень ценит музыку, сам неплохо играет и любит сочинять мелодии. Ещё в студенческие годы был великолепным боксёром и не растерял навыков, всё ещё неплохо дерётся.
-А что касается плохих качеств?
-Это самый злостный курильщик, какого я только видел, - засмеялся Уотсон. – Когда он распутывает дела, он только курит свою трубку, ничего не ест и не пьёт. А ещё... Пожалуй, главным его недостатком является апатия ко всему, что мало интересует его.
-Я заметила, - нахмурилась Ирэн.
-Вы думаете, его отношение к вам, это апатия? – усмехнулся Уотсон.
-А разве нет? – повела бровью мисс Адлер.
-Не будем ворошить душу моего приятеля!
-Есть ещё что-нибудь?
-Ну..., - Джон Уотсон немного помялся, было видно, что ему неприятно вспоминать то, что ещё он не успел рассказать гостье. – Когда у Холмса нет дела, и за ним никто не присматривает, он принимает наркотики в очень больших количествах.
-О-о-о..., - вздохнула Ирэн.
-Вот, собственно, и всё, что вам нужно знать о Шерлоке Холмсе, - склонил голову доктор.
-Спасибо! Чем я могу вас отблагодарить? – заулыбалась Ирэн.
-Присмотрите за тем, чтобы мой друг не учудил что-нибудь! – засмеялся Уотсон. – Хотя, я сам сегодня к нему собирался.
-В котором часу вы к нему направитесь?
-Уже скоро, на это время у меня нет никаких клиентов...
-Хорошо, тогда я зайду к нему позже.
-До свидания, мисс Адлер!
-До свидания, - Адлер учтиво поклонилась доктору и вышла за дверь. Там её ждала Мэри, проводившая гостью к двери и запершись на ключ.

9

Подходя к дому Холмса, предусмотрительно проведя час в ресторане, Ирэн заметила, что миссис Хадсон, взяв сумку, выходит из здания. Мисс Адлер, подождав, пока она прикроет дверь и скроется за углом, подошла к крыльцу и присмотрелась к окну. Едва заметный силуэт сыщика виднелся за шторой. Хотя, тут можно было и догадаться – если домовладелица не заперла дверь, значит, в доме кто-то есть! Ирэн распахнула двери и стала подниматься по лестнице, как вдруг замерла – за дверью разговаривали.
«Похоже, Уотсон ещё не ушёл... Что же, видимо, мне придётся подслушивать их разговор второй раз»
Очень радуясь такому хорошему совпадению, Ирэн встала около двери и прислонилась к стене, так, что если из комнаты выйдут, то прикроют Ирэн створкой и ничего не заметят. Примкнув головой к обоям, женщина прислушалась.
-Газета? – сказал Уотсон.
-Нет, я её сегодня уже просматривал, - недовольно отозвался Холмс. – Там нет ничего таинственного, а вы, как назло, забрали у меня ампулу!
-Она вам не нужна, - уверенно произнёс доктор и послышался шорох.
-А что вы мне предлагаете? – с издёвкой спросил Шерлок. – Сгнить заживо от безделья, к тому же, при полном омертвении мозга?
-Прогуляйтесь, развейтесь...
-На что мне этот Лондон? Здесь нет ни единого умного преступника! – воскликнул Холмс. Послышался резкий удар по струнам скрипки.
-Прям уж ни единого мошенника? – усомнился доктор.
-Ни единого, заявившего о себе, - поправился сыщик.
-А кто же сейчас более всего волнует ваше чутьё?
-Некий шеф Этой Женщины. Он, право, меня настораживает... Скользкий тип.
-Мисс Адлер работает на кого-то?
Так Ирэн впервые услышала, как называет её Холмс, слегка опешив.
-Да, я видел его в тени однажды... Странный субъект, ни разу не посчастливилось увидеть его лицо.
-А с чего вы взяли, что он имеет какую-то связь с преступными делами леди?
-Ну, это очень просто. Все мужчины, убитые Ирэн, хоть раз виделись с её начальником перед этим. Тем более, пока король жаловался вам на свою судьбу после того, как Эта Женщина сбежала, я осмотрел камин, заметив там почти сожженную бумажку. Она была вся чёрная, шантажистка пыталась её сжечь, но кое-что удалось потом разобрать в лаборатории. «Прикрой» и «шантаже» вырисовываются чётко и ясно.
-А как вы расшифровали эту записку?
-Обычная телеграмма... Видимо, говорилось что-то вроде, закончить с шантажом и приступить к другому, - Холмс замолчал, послышались лёгкие колебания струн скрипки. – Возможно, я не уверен до конца!
-То есть..., - послышались шаги Уотсона по комнате. – Она лишь орудие в руках более страшного преступника?
-Куда более страшного преступника, - подтвердил Шерлок.
-И вы собираетесь взяться за это дело?
-Нет, - равнодушно ответил Холмс. – Пока нет фактов, я не буду работать.
-Чёрт! – разочарованно фыркнул Джон Уотсон. – Какие факты вам нужны? Всё же очень серьёзно!
-А такие факты, что на этого шефа поступят жалобы, что о нём станет известно на каком-нибудь углу, что Ирэн, в конце концов, случайно выдаст его, или специально! – перечислял Холмс, продолжая дёргать струны.
-Вот что, друг мой, - сказал доктор. – Как только вам станет известно имя этого типа, или найдёте свои факты, сообщите мне! Он тоже крайне интересует меня.
-Конечно.
-До свидания, Холмс!
-Прощайте, Уотсон!
Послышался шорох, повернулась ручка двери и Ирэн, едва успев вжаться в стену ещё глубже, нос к носу столкнулась с деревянной створкой. Уотсон спустился по лестнице, Холмс закрыл дверь. Доктор обернулся и, наверняка, заметил бы Адлер, если бы она не шмыгнула во мрак. Затем, для приличия, немного подождав, она постучала к Холмсу.
-Да, Ирэн, заходи, - устало сказал он. Поражённая тем, что он догадался о её присутствии, женщина зашла. Холмс, раскинувшись в кресле, протянув ноги к камину, уставился в стену и теребил тонкими пальцами струны скрипки. Смычок лежал неподалёку, отброшенный в ненадобности.
-И долго ты здесь?
-Почему ты решил, что я давно пришла? – деланно изумилась Адлер.
-На улице три минуты назад начался дождь. Весь путь от двери к моей комнате занимает, я считал, ровно сорок секунд с небольшим. Следовательно, ты могла находиться здесь как от двадцати секунд, так и до пятнадцати минут.
-Я здесь недолго, - оправдывалась Ирэн, пытаясь заглянуть Шерлоку Холмсу в глаза. – Всего минутку!

10

Нарит
Здорово пишешь!  :flag: Мне жутко нравиться!  :cool: Ждем продолжения! ^^

11

Mita
Спасибо))) Скоро будет, ибо я сейчас начну печатаь....

12

Сыщик, продолжая дёргать струны, смотрел в стену, не обращая внимания на Адлер. Скрипка издавала напряжённые резкие звуки, будто отплясывая на нервах чётким, медленным и ритмичным танцем.
-Прекрати! – не выдержала гостья. Холмс, хоть и отодвинув скрипку, с укором посмотрел на Ирэн. Затем он, вздохнув, отложил инструмент к смычку и, скрестив руки на груди, снова принялся сверлить взглядом пустоту. Потом Холмс, вдруг немного приободрившись, приподнялся с кресла и принялся рыться в своём столе. Кипы бумаг разлетались в разные стороны, если были не нужны, а те, которые искали, аккуратно занимали своё место в стопке на углу стола. Когда ящик опустел, Шерлок Холмс, довольно ухмыльнувшись, снова сел в кресло с этими бумагами и углубился в чтение. Ирэн, догадавшись, что её присутствие здесь никто не замечает, присела на край стола, следя за читающим Холмсом. Он, бешено пробегая глазами строки, то и дело кивал или издавал радостный возглас. В его глазах появился азарт, интерес и какое-то оживление. Затем он, видимо, уже не усидев на месте от столь резко переполнившей его энергии, принялся расхаживать по комнате, продолжая дочитывать последнюю бумажку. Когда эти документы были прочитаны, Холмс воскликнул:
-Я ведь смутно чувствовал, что что-то есть! – он бережно сложил листы стопочкой. – И я оказался прав!
-В чём дело? – поинтересовалась Ирэн.
-Ни в чём, - мгновенно посерьезнев, ответил Холмс. – Просто кое-что вспомнил.
-Касается дела, которое сейчас тебя тревожит?
-Да, - небрежно ответил сыщик.
-Про моего шефа? – невольно выпалила Ирэн и тут же прикусила язык.
-Так сколько, говоришь, ты здесь находилась? – подняв брови, поинтересовался Шерлок.
Мисс Адлер сочла нужным промолчать. Порой собственная глупость доводила её до крайностей, как тогда, когда она раскрыла все планы своей жертве, описывая, как его будут убивать, а он, улизнув, рассказал всё полиции. Хорошо, что в том случае Мориарти обеспечил Адлер железное алиби, которое не могло быть опровергнуто спутанными словами потерпевшего. Тем более что через месяц его всё равно убили.
Холмс, тем временем, ничуть не смущаясь присутствием постороннего, отодвинул картину, висевшую на стене и, распахнув скрывающийся там сейф, положил важные бумаги туда.
-А ты не боишься, что я выкраду их ночью? – хитро улыбаясь, спросила Ирэн, на всякий случай.
-Не боюсь. Я сам и то не могу открыть этот сейф отмычками с первого раза, ты и подавно не сможешь.
-А ключ?
Холмс покачал серебристый ключик на верёвке перед носом у Ирэн, а потом, сделав несколько непонятных движений руками, показал леди пустую ладонь.
-Вот. Теперь и я не догадаюсь, где ключ, не наткнувшись на него как-нибудь вечером.
Ирэн кивнула, давая понять, что ей ясна суть этих мер предосторожности. На самом деле ей далеко не всё было понятно, но спрашивать Холмса она не захотела. Её глаза внимательно наблюдали за Шерлоком и, в то же время, Ирэн искала взглядом хоть одну зацепку о том, что было в тех бумагах. Тогда её на глаза попались несколько отброшенных листов, которые Холмс, в порыве энтузиазма, счёл не достаточно необходимыми. Выждав момент, когда Холмс, закуривая свою трубку, отвернётся немного в бок, Ирэн тихонько прихватила пару таких листов, незаметно сложила их пополам и, ловко проведя рукой по волосам, неслышно кинула их себе за воротник. Она случайно надела такое платье, но оно очень помогло ей в этот день – пышный ворот, обрамлённый кружевами и бантами, надёжно скрывал, что в нём покоится пара бумажек.
По задымлённости комнаты, Ирэн поняла, что Холмс не останавливается и продолжает курить трубку за трубкой. Вскоре комната увязла в голубом тумане, все звуки будто отражались от него и звучали более гулко, но тихо. Сыщик замер посреди комнаты, сложив руки в карманы брюк, только по его лицу было видно, что энергия всё ещё не покинула его. Это посещение стало Ирэн в тягость, она надеялась слегка прояснить вчерашнюю ситуацию, а, между тем, она лишь стала сложнее. Отношение Холмса к ней невозможно было понять. Возможно, что даже если бы Шерлок сам объяснил ей словами все свои эмоции, то она и так бы не поняла.
-Я пойду? – робко предложила она, хотя могла бы сказать это смелее, или, в конце концов, вообще не спрашивать.
Глаза Холмса сухо блеснули в тумане сигаретного дыма, это могло означать лишь одну фразу, которую он всегда оставлял недосказанной, но всегда понятной: «Мне всё равно».
Поняв этот короткий намёк, Ирэн удалилась из комнаты и, уже спускаясь по лестнице, снова услышала шорох и шелест бумаги.
На улице Ирэн, зная, что за ней по любому наблюдают в окно, быстро зашагала по мостовой в сторону своего дома. Было всего пять часов вечера, до посещения Мориарти оставалось ещё полно времени, поэтому женщина могла, наконец, спокойно отдохнуть.
У себя Ирэн, сбросив, наконец, тяжёлое пышное платье и облачившись в лёгкий шёлковый халат, села за столом над бумагами, украденными у Холмса. Первая гласила:

http://s003.radikal.ru/i202/1002/23/690397c3497b.jpg

Судя по тому, как пожелтела бумага, письмо было очень старым, ещё только в начале практики Холмса и в начале развития Мориарти. Ей, работнице профессора, сразу стало ясно, о ком идёт речь. Она даже помнила тот случай, по рассказам коллег. Племянник Мориарти был заядлый карточный игрок. Он славно играл, однажды он выиграл у своего приятеля очень крупную сумму. Друг пообещал отдать, но всё тянул. По доброте душевной, племянник не напоминал о долге. Тем более, что вскоре он страшно заболел чахоткой. Никакие деньги его бы не спасли, а поэтому о сумме речи не шло. Но вот со смертью родственника, Мориарти внезапно понял, как нужно заработать. И написал тайное послание Робсону. Тот, конечно, испугался. Тогда Мориарти понял, что денег у парня нет, но надо было как-то дать ему понять, что за сои ошибки придётся платить! Тогда Джозеф совсем отчаялся от угроз анонимного врага. И тут, как лучик солнца в мрачном небе, объявляется его бывший преподаватель. Конечно, «с благими намерениями». Решив отвлечься от проблем, Джозеф соглашается на встречу. Направившись встречать гостя в саду, Робсон наткнулся не на старого профессора, а на острый клинок. Об этом «первом в жизни Мориарти преступлении» ходят слухи по всему преступному миру. Кто-то даже добавляет, что профессор был сентиментален, поэтому руководствовался не денежной суммой, а местью за любимого племянничка.
Уже начав понимать, о чём идёт речь в письмах Холмса, Ирэн развернула вторую бумагу. Та была новее, всё ещё пахла какой-то уличной свежестью, но так как лежала рядом со слегка обгоревшим листом, тоже покрылась тёмными пятнами.

http://s002.radikal.ru/i199/1002/6b/8b4905689cd7.jpg

Ирэн немного посидела, не двигаясь, над этим письмом. Судя по всему, речь опять о Мориарти. И было это не так давно... Так как письмо уже лежало в ящике стола, «семь вечера сегодня», видимо, уже прошло. Но вот найти эту Сьюзан, если допустить, что она учится именно у Мориарти, не составит труда. Там уж расспросить девушку о странностях профессора и понять, по какому следу идёт Холмс. В обязанности Ирэн, как ни крути, теперь входило знать о Шерлоке всё, а это было труднее, чем казалось вначале.
«Завтра я поеду к мисс Фелпли. Надеюсь, шеф мне про неё расскажет сегодня вечером».
Ирэн уже ничуть не сомневалась, что Холмс обнаружил пропажу, и она прекрасно знала, что не в его обычае сломя голову нестись за воровкой. Значит, ему не так важны эти бумаги, тем более, что он сложил в сейф совсем другие листы. Почему же он не взял к ним эти? Должно быть, потому, что имени Мориарти нет ни в одном из этих посланий. Тогда сыщика необходимо обезвредить – уничтожить те документы, которые, как ни страшно, сильнее этих. Ирэн откинулась на спинку дивана и закрыла глаза. Непременно нужно узнать, что собирается делать Холмс, и надо ли ему мешать!

13

В этот раз Мориарти назначил встречу у него в доме. В наёмном кэбе (а нанял его шеф) Ирэн доехала до огромного шикарного дома. Окутанный сумерками, он не выглядел устрашающе, как дом богатого преступника, наоборот, выглядел очень уютно, как и подобает жилью старого профессора математики. Каменная усадьба была окружена фонарями, красивые узоры лепнины под крышей создавали впечатление, будто это домик семейной пары пожилых людей. На самом же деле Мориарти никогда не был женат, он предпочитал полную свободу жизни.
Шеф встречал свою самую лучшую ассистентку у крыльца. В вечернее время он не выглядел столь устрашающе, как тогда, во мраке угла ресторана. Без шляпы, трости и кожаных скрипящих перчаток он был похож на какого-то чудаковатого старичка. В клетчатом просторном халате и мягких тапках, он прислонился к дверному проёму и ждал, пока Ирэн подойдёт.
-Столь поздние визиты меня не устраивают, - он сделал жест рукой, показывая, что нужно заходить. – Я телеграфировал вам, чтобы вы приехали раньше, но телеграмма пришла, когда вас уже не было дома. Как прогулка до доктора Уотсона?
-Спасибо, очень хорошо провела время, - мисс Адлер решила не интересоваться, откуда Мориарти знает про Джона Уотсона. Ответ был очевиден и напрашивался сам собой.
Он запер дверь и прошёл в свой кабинет. Ирэн последовала следом, она уже бывала здесь раньше, поэтому не терялась в многочисленных светлых и запутанных коридорах. Кабинет шефа, шикарно обставленный, с тяжёлым массивным столом посередине и глубоким кожаным креслом, встретил её яркими лампами и запахом дорогого табака.
-Присаживайтесь, - Мориарти услужливо указал рукой на мягкий стул напротив стола, а сам уселся на свой «трон». – Какие новости насчёт мистера Холмса?
-Я..., - Ирэн решила, что обманывать шефа не стоит. – Я даже не понимаю его, он какой-то странный. В нём не разобраться даже самому опытному психологу!
-Я ожидал подобного результата, - кивнул Мориарти. Глаза его холодно блеснули. – Но, тем не менее, он пришёл к вам в ресторан...
-Пришёл! – подтвердила Адлер, но добавила. – И также странно ушёл.
-Что именно вас насторожило?
Ирэн тяжело вздохнула.
-Да всё меня насторожило. Начиная с того, что он выяснил, что я отправляла телеграмму о нём, что он знает о смерти того грабителя, заканчивая же тем, что он не собирается меня выдавать полиции.
Мориарти потёр ладони. Щёки его порозовели, он явно был доволен.
-Чудесно. Это же просто чудесно, мисс Адлер! – воскликнул начальник, постукивая пальцами по столу. – Всё работает!
-А что дальше? – нетерпеливо спросила Ирэн. – Теперь я заброшу всю свою работу, и заниматься буду лишь делом Холмса?
Мориарти с укором посмотрел на неё.
-Ты не то, что не забросишь свою работу, ты с ещё большей самоотверженностью ринешься в неё!
-А Холмс? – снова спросила Ирэн.
-Холмс – Холмс, - фыркнул Мориарти. – Кто ещё кого возьмёт – не он ли управляет тобой? – увидев страх в глазах помощницы, профессор смягчился. – Ну, ну, мы его ещё поставим на место. Главная твоя задача касательно сыщика – наблюдать за тем, за какие дела он взялся, докладывать об этом мне. Ты можешь не обращать внимания  на его привычки, можешь не скрывать того, что у тебя есть другие мужчины. Он не особо расстроится. Главное уже достигнуто...
-Что вы имеете в виду? – удивилась Ирэн.
-Его отношение к тебе сильно отличается от его обычного презрения ко всем женщинам, - усмехнулся Мориарти. – Что же тебе известно насчёт его дел?
Ирэн замерла, уставившись в стенку. «Говорить? Не говорить? Сказать ли ему о том, что Шерлок напал на его след?».
-Ну? – нахмурился профессор. – Ты что-то знаешь, верно?
-Он расследует..., - Ирэн подумала и, решив не обращать внимания на то, что потом она будет винить себя до конца дней за то, что навела шефа на ложный след, выпалила: - Расследует дело о каком-то пропавшем камне!
Мориарти, казалось, не заметил её волнения. Только ухмыльнулся.
-Случайно, не изумруд китайского императора?
-Не знаю, - Ирэн решила, что завираться не следует.
-Узнай, - сурово велел Мориарти. – И если это изумруд, то непременно скажи мне – мы продадим его быстрее!
-Конечно! – выдохнула Адлер, радуясь, что всё так легко завершилось.
-А ты видела в его комнате сейф? – вкрадчиво спросил профессор.
-Видела, - осторожно заметила Ирэн.
-Есть информация, что он хранит там самые важные доказательства, - Мориарти откинулся на спинку кресла. – Посмотри, что там за замок и расскажи мне.
Тут в голову Ирэн стукнуло воспоминание – она же хотела повидаться со Сьюзан Фелпли! Но как просить о ней у Мориарти, если разговор уже пошёл об изумруде?
-Шеф, - коротко начала Адлер. – От Холмса я услышала одно имя... Мисс Фелпли. Он говорил, что она может в чём-то помочь, но, вспомнив о моём присутствии, умолчал о дальнейшем.
-Фелпли! – Мориарти побагровел и в ярости вскочил с кресла. – Так значит, это его она тогда натравила на меня! Мерзавка! – профессор принялся расхаживать туда-сюда по комнате, засунув руки в карманы халата.
-Что она сделала? – осмелилась поинтересоваться Ирэн. Мориарти злобно посмотрел на неё из под бровей, но всё-же немного смягчился.
-Я преподавал у этой Фелпли и других студентов математику. А они, неблагодарные щенки, начали что-то подозревать после того, как увидели мою мирную беседу с агентом.
-Агент как-то странно выглядел?
-Он был только после задания, я разрешил ему спрятаться от полиции в университете. Да, мистер Джинти был немного окровавлен, подумаешь, с кем не бывает... Но эти негодяи, решив что-то проверить, спровоцировали его, узнав тем самым, что у него в пальто заряженный пистолет.
«Неимоверно храбрые студенты!» - с уважением подумала Ирэн. «Решились проверить, убийца человек или нет...».
-И тогда Фелпли и её шайка наняли какого-то детектива, поэтому мне пришлось уйти из университета и переехать в другое место, - он замер посреди комнаты и, как-то странно невесело улыбаясь, добавил: - Так это был Холмс...
Воцарилась тишина. Часы в коридоре пробили десять вечера. Ирэн осмелилась нарушить молчание:
-Вы дадите мне адрес мисс Фелпли?
-Что? – очнулся профессор.
-Адрес мисс Фелпли, позвольте? – повторила Адлер.
-Зачем? – прищурив глаза, спросил Мориарти.
-Нужно узнать, насколько много знает она, и как много рассказала Шер... Мистеру Холмсу.
-Ладно, - он снова присел на кресло и достал из ящика стола толстую записную книжку в кожаном переплёте. Полистав исписанные листочки, он нашёл то, что искал. – Точный адрес я не знаю, вы найдёте её через университет. Дадите им мою визитку и скажете, что это я прошу её адрес, - шеф протянул Ирэн карточку и прикрыл глаза. – Можете идти.
Упрашивать не пришлось. Мисс Адлер вскочила и быстрыми шагами направилась к выходу. Дверь ей открыл дворецкий, он же и запер створку, а аферистка уселась в кэб и велела ехать домой как можно быстрее. Почему-то всегда после таких бесед она чувствовала себя дурно.

Разбудил её стук в дверь. Крикнув, что, так и быть, можно войти, Ирэн укуталась глубже в одеяло и уставилась на дверь. Вошла служанка с растерянным лицом.
-Мисс Адлер, к вам тут один джентльмен...
-Как он представился?
Служанка, приседая на каждом шагу (ей, видимо, было неловко, что она разбудила хозяйку), подала ей визитку.
-Он просил передать.
«Мистер Годфакер» - такая была надпись на визитке. Ни информации о работе, ни места жительства, ничего больше не было. Но, судя по фамилии, это был Американец.
-Пусть ждёт в гостиной, - велела Ирэн и, набросив халат, принялась расчесывать спутавшиеся волосы.
Когда внешний вид стал более-менее приемлемым, мисс Адлер спустилась в гостиную. На диване сидел мужчина лет сорока, в дорогом пиджаке с золотой цепочкой, видневшейся на руке. У него была смуглая кожа и густая борода, скрывающая половину лица. Глаза были маленькие, с какой-то затаённой угрозой.
-Здравствуйте! Позвольте, я вас знаю? – поинтересовалась Ирэн.
-Нет, я вам не знаком, - он привстал. – Разрешите представиться, мистер Годфакер, Сэм Годфакер. Я к вам по очень важному делу...
-Говорите, - великодушно разрешила Ирэн, присаживаясь в кресло напротив.
-Вы, должно быть, хорошо знаете мистера Мориарти.
«И тут мой шеф!» - раздражённо подумала Ирэн.
-Знаю. Имею честь напрямую общаться с ним. Вам нужен его адрес?
-Для начала, можно поинтересоваться? То, что я о нём слышал, это правда?
-А что вы о нём слышали? – едва скрывая злость, спросила Адлер. «Ну откуда я могу знать, что он слышал, а что нет?!».
-И мрак бывает светлым, - неожиданно сказал Сэм Годфакер.
-Любой найдёт приют, - как завороженная, продолжила Ирэн.
Давно, когда изощрённому уму профессора впервые пришла мысль о том, что можно организовать преступную организацию, он изначально позаботился о том, чтобы те, кто просили у него помощи, знали специальный пароль. Когда Адлер устраивалась на эту незаконную службу, она проходила долгие испытания на прочность, агенты проверяли, чтобы она не имела связи с полицией, детективами, журналистами и прочими врагами преступников. Когда проверка была завершена, ей открыли пароль: «И мрак бывает светлым. Любой найдёт приют». Это означало то, что каждый человек, будь он расположен деньгами, может попросить у Мориарти помощи в преступном деле, что даже тёмны дела могут стать светлыми, если у них есть благие намерения. Для тех, кому предстояло самому участвовать в деле, был добавочный пароль: «Он будет там. А их не будет».  Любому постороннему эти фразы казались бредом, или разговором о чепухе, до сих пор их никто не раскусил. И заказчик обязан был знать оба пароля на крайний случай.
Поэтому сейчас Ирэн была ошеломлена – к ней ещё ни разу не обращались затем, чтобы выйти на Мориарти.
-Значит, правда, - удовлетворённо кивнул мистер Годфакер.
-И что бы вы хотели?
-Я приехал из Америки. Оттуда за мной гонятся некоторые люди, не будем вдаваться в подробности, почему они это делают. Но то, что они меня настигнут вскоре – это очевидно. Я решил, что проще будет избавиться от проблемы напрямую...
-Я поняла. Мне самой разговаривать с Мориарти? – слегка напряжённо спросила Ирэн.
-Нет, я сам, - отмахнулся  Годфакер. – Вы дадите мне его адрес, и..., - он понизил голос – И, скажите честно, на многое ли способна его организация?
Ирэн гордо вскинула голову.
-Такими вопросами вы оскорбляете наши дела! Тридцать нераскрытых преступлений, это не слабо, скажу я вам! А уже более ста преступлений, когда убийц удалось оправдать! И ровно двадцать дел, когда судили исполнителя, а заказчик и сам Мориарти оставались в тени. Про остальные цифры мне точно не известно. Но если шеф берётся за дело, то уже не отступит! – Адлер немного распустила язык, забыла, что их могут подслушивать, или, что это шпион. Но, судя по всему, американец остался доволен.
-Горжусь вашим начальником, хоть ни разу его и не видел...
Ирэн написала на бумажке пару строк.
-Это его адрес. Последнее время он почти не выезжает из дома. Только, придётся кое-что добавить... Одну фразу.
-Он будет там.
-А их не будет, - подтвердила женщина.
Оба остались довольны тем, что пароль так отлично действует. Годфакер, раскланявшись в благодарности, покинул дом, а Ирэн смотрела ему вслед, мысленно желая удачи.

14

Как и заметил Мориарти, не обязательно было целые дни проводить с Холмсом. Можно было заскочить к нему один раз в неделю, на пол часика, в остальное время можно было быть предоставленной себе. Но не так уж много свободного времени оставалось у Ирэн, если учесть то, как много ей всего надо было узнать. Сначала требовалась поездка до университетского городка, где проживала мисс Фелпли. Городок был больше похож на посёлок, он отличался от города своей спокойной жизнью. На улицах никого не было, только бегали и веселились дети, разбрызгивая лужи. Всё взрослое население было занято. Так как кэб здесь было найти почти невозможно, Ирэн направилась к учебному заведению пешком. Подол её длинного платья волочился следом, собирая всю пыль с дороги, это ничуть не смущало Адлер – таких платьев она могла себе позволить сотни. Недавно Мориарти выдал аванс за работу, а это была кругленькая сумма, позволяющая жить припеваючи.
Университет представлял собой трёхэтажное серое здание весьма унылого вида. Его стены были обшарпаны, кое-где кирпичи были расколоты. Крыша, когда-то тёмно-синяя, сейчас едва тянула на серый цвет. Вздохнув, Ирэн поднялась по каменным ступенькам и отворила тяжёлую дубовую дверь. Навстречу ей выбежала полная женщина в скромном сером платье.
-Чего изволите, мисс? – услужливо спросила она.
-Пожалуйста, скажите мне, у вас учится Сьюзан Фелпли? – улыбнулась Адлер.
-Сейчас посмотрю, - женщина зашла в небольшую коморку с горящим газом и вышла оттуда, держа в руках тяжёлый журнал. Полистав его страницы, она удовлетворённо кивнула.
-Да, мисс. Фелпли – наша студентка, она учится на последнем курсе...
-Ох, не могли бы вы её пригласить?
-Сейчас университет пуст, - удивлённо моргнула дама.
Ирэн с досадой сжала губы.
-По какой причине, простите?
-Ох, да вот напасть – крыша у нас протекла. Ремонт идёт. Если честно, то после того, как нас покинули спонсоры, всё у нас идёт наперекосяк....
-Почему же вас покинули? – лишь из вежливости спросила Ирэн.
-Ушёл самый лучший преподаватель. Никто не знает, почему, но он, видно, не поладил со студентами...
-Сэр Мориарти? – ухмыльнулась Ирэн.
-О да! – удивлённо воскликнула женщина. – После того, как на его месте появился абсолютно неопытный учитель, спонсоры отказались иметь с нами дело.
-А не могли бы вы дать мне адрес мисс Фелпли?
-Извините, не могу, - старушка закрыла журнал и поспешила положить его на место.
-Не торопитесь! – окликнула её Адлер. – Я от того самого профессора, что ушёл из вашего университета!
Она махнула визиткой Мориарти. Женщина удивлённо обернулась и ковыляющей походкой вернулась назад.
-Неужто он решил вернуться? – она всплеснула руками. – Ох, помню я его, добрый был человек, честный! И чего студенты так его невзлюбили?..
-Да, он непременно вернётся в университет, - кивнула Ирэн. Врать старушке было нехорошо, но иначе никак нельзя. – Он хотел просто уладить отношения с той девушкой, что злилась на него. А для этого ему нужен её адрес.
Эта ложь выглядела неубедительно, но, видимо, старушка, сидящая на вахте, разучилась различать правду и обман. Поэтому она громко и чётко продиктовала нужный адрес, глядя в книгу сияющими глазами, видимо, думая, что спасает заведение.
-Благодарю, - улыбнулась Ирэн и скрылась за дверью.
На улице она вдохнула свежий воздух посёлка и, поглядев в свою записную книжку, поспешила по нужному адресу.
Домик Сьюзан выглядел гораздо уютнее, чем университет, так как был меньше и ухоженнее. Ирэн подошла к калитке и увидела, что к забору приделан колокольчик с цепочкой на конце. Взяв пальцами цепочку, Адлер позвонила.
-Иду! – раздался из глубины дома звонкий голосок. Дверь с шумом распахнулась и из неё буквально выпорхнула молодая девушка в грязном фартуке. У неё были румяные щёки, а запах от неё шёл такой, что даже придерживающаяся здорового образа жизни Ирэн захотела съесть ту выпечку, которой сейчас занимается Сьюзан.
-Мисс Фелпли? – уточнила Адлер.
-Да, Сьюзан Фелпли! Вы, наверное, к моему отцу? Так он сейчас на работе, я могу...
-Простите, я к вам, - мягко прервала её Ирэн. – Разрешите представиться – Ирэн Адлер. Я пришла к вам по важному делу...
-Проходите, что это я держу вас на улице, - она добродушно рассмеялась и распахнула калитку. – Проходите, проходите! Устраивайтесь на диване, я сейчас! – она завела Ирэн в дом, указала на диван, а сама улетела на кухню. Оттуда послышался её расстроенный возглас, потом раздался запах чего-то подгорелого, потом снова послышалось шкварчание, и девушка, уже без фартука, подошла к дивану, на котором сидела Адлер.
-Рассказывайте, - молодая особа уселась на диван и уставилась на женщину.
План разговора был продуман Ирэн заранее, нельзя было провалить такое дело. У неё было приготовлено несколько вариантов «допроса». Один из них – грубый допрос – сразу вычёркивался, так как Ирэн вовсе не хотела расстраивать столь милую леди. Как ни хотел бы Мориарти, но Адлер оставалась сентиментальной даже при своей работе.
-Вам, наверняка, тяжело было пробиться на своё место.
-Да, в университеты принимают мужчин, меня вообще видеть не хотели. Но я поразила их своим послушанием и умением запоминать, - она улыбнулась. Тотчас на её щеках появились ямочки.
-Так вот... Я тоже намеревалась поступать в учебное заведение. Но для этого мне нужно было немного позаниматься у репетитора, - удостоверившись, что Сьюзан слушает и не замечает фальши и наигранности в голосе, Адлер продолжила. – Мне посоветовали одного профессора. Говорили, что он просто гений в математике.
Умные, хоть и наивные глаза Фелпли, улавливая связь между ней и профессором математики, в замешательстве посмотрели на Ирэн.
-Сейчас вам всё станет ясно, - пообещала Ирэн. – Было это давно, но я чётко помню, как занималась с ним. Это и правда был гениальный человек, но..., - она, удостоверившись, что затяжное «но» произвело нужный эффект, стала рассказывать дальше эту ерунду. – Но вскоре я начала замечать за профессором некоторые странности.
-Скажите, не томите, как звали вашего репетитора? – выпалила Сьюзан, схватившись ладонями за щёки. – Мистер...
-Мистер Мориарти, - кивнула Ирэн Адлер, увидев, как напряжённо Сьюзан схватилась за подлокотник дивана, - Это имя вам знакомо, несомненно.
-Знакомо, - дрожащим голосом подтвердила Фелпли. – Страшный человек...
-Вот и я заметила тогда за ним некоторые особенности, не присущие честному человеку...
-Мы всей группой так боялись! – воскликнула Сьюзан. – Его боялись! А никто нам не верил!
-Я понимаю, - терпеливо кивнула Ирэн. – Я решила больше не связываться с профессором. Но он, видимо, понял, что я что-то подозреваю... Недавно ко мне нагрянули какие-то люди с револьверами, - аферистка изобразила на лице испуг. Видимо, получилось хорошо, так как Сьюзан посмотрела на неё с искренним сочувствием.
-Как вы уцелели, мисс?
-Я позвонила в звонок, сбежалась прислуга... Они, видимо, не хотели оставлять свидетелей, поэтому ушли.
-Вы запомнили их лица?
-Нет, они были в масках...
Сьюзан нервно стучала пальцами по коленке. Затем, поведя носом, снова кинулась на кухню, но уже с меньшим азартом. Её мысли сейчас занимало другое происшествие. Когда она вернулась, Ирэн перешла в наступление.
-Я узнала о том, что вы тоже когда-то имели дело с Мориарти. Поэтому, разрешите поинтересоваться, что вам о нём известно?
Фелпли начала рассказывать.
Однажды вечером вся её группа, увлечённая работой в лаборатории, засиделась допоздна. За окном уже было темно, луна показалась на тёмно-синем небе. Именно тогда вдруг в коридоре послышались шаги и приглушённые голоса. Подойдя к двери, один из студентов, самый смелый – Роберт Колд, стал прислушиваться, но не смог ничего расслышать. Только какой-то странный запах лез ему в ноздри. Тогда не в меру любопытные студенты решились на авантюру – сделать вид, что уже уходят, а самим проскользнуть в восточный коридор и оттуда выйти в аудиторию, около которой стоят говорящие. Потушив свет, друзья вышли из кабинета и увидели при свете небольшого фонаря мирно беседующих мужчин – профессора Мориарти и странного субъекта в плаще. То, что Мориарти – самый респектабельный профессор в университете и то, что на рукаве у его собеседника была ещё не высохшая кровь, лишь разожгло интерес ребят. Они пожелали учителю, так недобро смотревшему на них, доброй ночи и пошли к выходу, но у самой вахты свернули в смежный коридор. Пройдя по нему, как можно тише, они завернули в аудиторию. Во мраке и тишине она казалась им зловещей. Они замерли у второй двери кабинета, около которой и стоял Мориарти, прислушиваясь.
-Они меня порядком утомили, - говорил хриплый голос собеседника. – Здесь они меня точно не найдут.
-Это так. Полиция последнее время даже тут активна, - усмехнулся Мориарти.
-Значит, разрешаете?
-Мистер Джинти, мне в первую очередь выгодно, чтобы вас не нашли. Если вы чувствуете, что в университете безопасно, то, конечно, оставайтесь! – профессор замолчал, но добавил. – Лучше вспомните, не оставили ли вы там следов?
-Нет, вот только, запачкался в его крови..., - при этих словах студенты вздрогнули.
-Ну, ваш плащ мы заменим другим, а этот будет лишь воспоминанием, - усмехнулся преподаватель. – Заходите в мой кабинет, утром я приду пораньше и выпущу вас.
-Вы думаете, к утру всё уляжется? – взволнованно спросил тот.
-Конечно! – ответил профессор. – Полиция не сможет искать вас сутки напролёт!
Тогда послышался скрежет ключа в замке и голоса на некоторое время стихли. Студенты сбежались в восточный коридор и стали осуждать произошедшее. То, во что они ввязались, уже тогда им очень не понравилось. Умный и честный Мориарти мгновенно почернел в их глазах, превратившись в преступника. Его знаменитое имя уже не внушало уважение, только страх. Тогда Роберт Колд предложил то, от чего у Сьюзан до сих пор мурашки по коже – проверить, действительно ли убил человека этот поздний гость. В плаще. Компания подождала, пока Мориарти уйдёт из университета и вышла в западный коридор, откуда велась такая страшная беседа, снова миновав злосчастную аудиторию. Кабинет, в котором  ночевал Джинти, сразу был обнаружен – к нему вели маленькие капельки крови. Роберт, призванный самым смелым из них, стал шуршать около двери, специально создавая как можно больше шума.
-Мориарти? – послышался хриплый голос из кабинета. – Это вы, сэр?
В ответ Колд зашуршал ещё громче, в его глазах мерцал отважный решительный огонь. Вдруг дверь резко распахнулась, на пороге стоял взъерошенный человек с торчащей в разные стороны бородой. Он выставил вперёд пистолет, нацелив его в темноту, куда прыгнул Роберт.
-Кто здесь, чёрт возьми?! – взревел мистер Джинти. Но Роберт предпочёл больше не рисковать и знаком велел друзьям вести себя тихо. Абсолютно беззвучно студенты отошли от кабинета и, на расстоянии, где выстрел бы их не застал, побежали к выходу из университета.
Всю ночь Сьюзан снились кошмары, а наутро она поспешила открыть свежую газету. Самая нужная ей статья оказалась на первой полосе – «Убит сэр Ричард Милк». Пробегая статью испуганными глазами, Фелпли поняла, что пистолетным выстрелом бедняге размозжили голову, убив сразу и наповал. В газете было сказано, будто мистер Милк жил тихо, никому не мешал, но о его прошлом (а приехал он из Канады всего год назад) решительно ничего не известно. То, что убийцы в университете уже нет, было ясно, как божий день. Поэтому Сьюзан не решилась обратиться в полицию. Но...
Но частный детектив мог ей помочь. Мисс Фелпли рассказала сыщику всё, что знала, делая больший акцент не на убийце, а на самом профессоре. Теперь его лекции были ей невыносимы, а вся её группа со страхом смотрела на Мориарти, который, явно что-то понимая, всё более злобно смотрел на них. Когда до учителя долетел слух о детективе, он поспешил скрыться, тем самым фактически уничтожив университет.

Это и рассказала мисс Фелпли Ирэн, которая слушала это со смешанными чувствами – кто был прав: Мориарти или студенты? Студенты на стороне закона, но мало ли, что натворил мистер Милк? Вдруг заказчик, попросивший помощи Мориарти, действительно нуждался в поддержке?
-Ну что? – испуганно спросила Сьюзан.
-Я, наверное, подам заявление в Скотленд-ярд, - решительно соврала Ирэн. Не стоило, узнав всю информацию, забывать о конспирации.
-Ох, удачи вам в этом деле, - выдохнула Фелпли. Воцарилась тишина. Сьюзан отчаянно перебирала в голове воспоминания, а Ирэн всё гадала, что на уме у Холмса.
-Хотите пирожок? – неожиданно улыбнулась молодая студентка.
-А давайте, - заулыбалась в ответ Адлер.

15

Вечером, уставшая и разбитая, Ирэн сидела у себя в комнате, ожидая ответа от Мориарти. Их разговор по телеграммам начался вполне ненавязчиво – шеф сообщил, что есть дельце, весьма деликатное. Адлер написала, что готова к любому заданию, но когда уже отправила слугу с этим текстом, вдруг призадумалась – а что это такое? Обычную работу с «жертвами» профессор не назвал бы деликатной. Вероятно, тут что-то посерьёзней, а может, и намного посерьёзней. Теперь женщина сидела, как на иголках, ожидая нового сообщения от начальника. Каждый раз, когда мимо комнаты кто-то проходил, ей казалось, что это горничная с письмом, но на самом деле, это конюх заносил в дом отчёты о новых покупках, или кухарка заходила на кухню, так как забыла там свой зонт. Когда ответ уже пришёл, Ирэн в нетерпении разорвала конверт и уставилась на бумагу. Это была уже не телеграмма, а письмо, видимо Мориарти не захотел тратиться на телеграф.
«Мисс Адлер, вы, несомненно, не очень счастливы, занимаясь своим главным делом – запутать Шерлока Холмса. Так вот, осмелюсь вас огорчить – вам нужно будет пойти на приличный риск, связанный напрямую с этим сыщиком. Как я уже упоминал раньше, в сейфе Холмс хранит самые важные улики, если те есть на бумаге. Подослав к нему ложного потерпевшего (моего агента с хорошими актёрскими способностями) я выяснил, что в сейфе имеется компромат и на меня. Пока вы абсолютно бессмысленно занимались делом мисс Фелпли, я подослал к Холмсу несколько воров – профессионалов. Они не смогли открыть сейф, к тому же наделали много шума и грязи. Я знаю, что начинали вы как грабительница. Поэтому, надеюсь, вам не составит труда, зная, где ключ от тайника, вскрыть его и забрать все бумаги. Даю вам весь завтрашний день на подготовку, а завтра ночью вы отправитесь в дом Холмса. Спать он ложится всегда в разное время, но завтра мы проверим, чтобы он лёг уже после одиннадцати. Если в двенадцатом часу он будет бодрствовать – мы вам телеграфируем. Если есть какие-то просьбы или вопросы – пишите сейчас, не оставляйте на потом, всё должно пройти успешно. Если всё ясно, ответ можете не писать. Доброй ночи, мисс Адлер. Удачи.
                                                                                                             Мистер М.
                                                                                                             P.S. Сожгите это письмо».
Ирэн в ярости кинула бумагу в камин и, ухватившись руками за голову, рухнула на диван. Из её горла вырвался стон, от отчаяния, охватившего её душу в тот момент.
-Ну что, что ему неймётся?! – прокричала она на всю комнату, со злости толкая подушку кулаком. – У него что, не хватает агентов – грабителей?! Почему я должна идти на такой риск? – абсолютно забыв, что в доме всё ещё находится служанка, мальчик-слуга и конюх, Адлер громко жаловалась на шефа неизвестно кому. Её не волновало то, что её могут подслушать лишь потому, что все рабочие были на первом этаже, а она на втором. Да и денег за молчание Ирэн могла дать, если бы кто-то всё равно услышал эти грозные речи.
Когда эмоции немного улеглись, мисс Адлер попыталась взглянуть на проблему здраво – она, абсолютно равнодушная Холмсу – самому знаменитому сыщику Лондона, должна пролезть в дом этого самого сыщика и выкрасть из сейфа, который почти невозможно взломать, а ключ от которого лежит неизвестно где, бумаги, необходимые лишь профессору. Все минусы предстоящего дела были таковы: Ирэн не знала, как откроет замок; Ирэн не знала, как попадёт в дом; Ирэн понятия не имела, не разоблачит ли её сыщик, обнаружив пропажу; Ирэн попросту боялась Холмса; последнее время Мориарти слишком много просил. А плюсы, их было немного, тоже не особо оптимистичны: если Ирэн это сделает, Мориарти её не убьет; если Ирэн это сделает, она не лишится высокооплачиваемой работы. Перебрав в голове эти факты (а плюсик, обозначающий жизнь, был гораздо важнее всего прочего) мисс Адлер всё-таки решила рискнуть и пролезть в дом Холмса. Ведь шеф обещал, что Шерлок уже ляжет спать, что путь будет свободен. Поэтому дело было относительно безопасным.
Послышался стук в дверь и взволнованный голос служанки.
-Мисс Адлер, мы слышали, вы что-то кричали. У вас всё в порядке?
-Я репетировала новую роль, - беспечно ответила Ирэн. На все проблемы у неё всегда был один ответ – театр.
-Ох, извините за беспокойство, - горничная удалилась от двери. Адлер же встала с дивана и принялась расхаживать по комнате. Волнение её не отпускало, а завтрашняя ночь должна была быть ещё более волнующей. Под конец, решив не утомлять себя зря, Ирэн бросила эти испуганные похождения и завалилась спать, накрыв голову подушкой, будто пытаясь придавить ею мысли.

16

Темнота. Вокруг Ирэн, стоявшей перед домом на Бейкер-стрит, не было ни одного фонаря, а мрак становился ещё невыносимее от духоты, пронизывающей всё вокруг. Люди Мориарти потрудились, приведя единственный фонарь этой улицы в неисправность, теперь любой преступник мог скрыться. Адлер немного постояла,  глубоко вдыхая воздух, и, наконец, решившись, направилась к двери. Как и обещали – Холмс лёг спать, в его доме царила тишина и такая же темнота, как на улице. Дверь, старую деревянную створку со стандартными замками, Ирэн открыла быстро и безо всякого шума. Внутри прихожей она замерла, оглядываясь. На вешалке висело чёрное пальто Холмса и бежевый плащик домовладелицы, которая, как знала Ирэн, обитала в дальнем углу знания и не могла помешать. Глуховатая миссис Хадсон попросту не услышала бы шороха, или приняла бы его за ночные похождения своего сожителя.
Подняться по лестнице бесшумно явно не удавалось. Но вскоре Адлер поняла, что делать – она опустилась на руки и поползла по ступенькам на четвереньках. Тихие, но опасные скрипы прекратились. В кабинет Холмса мешал пройти уже более хитрый замок, но и с ним грабительница справилась. И вот беспорядочный, напоминающий преддверья хаоса, кабинет перед ней. Кругом на полу были разбросаны бумаги, какие-то верёвки, элементы одежды, пепел практически повсюду. Кое-где осколки стекла, на красном ковре было различимо какое-то тёмное пятно. В общем, Ирэн просто боялась искать здесь ключ. Смежная с кабинетом дверь вела в спальню Шерлока Холмса, шуметь было нельзя. Поэтому преступница стала тихо копаться в вещах на полу. Было найдено два ключа, но, ни один из них не походил на тот маленький серебристый ключик с хитрыми неровностями. Едва удерживаясь, чтобы не чихнуть от запаха табака, химических элементов и пыли, Ирэн всё продолжала поиски. Наконец, маленькая верёвочка была найдена. Перебирая её пальцами, Адлер всё пробиралась по ней к заветному ключу. Вытянув его из под груды других вещей, она торжествующе сжала его в кулаке. А, вставая с пола, Ирэн нечаянно укололась обо что-то. В ужасе заметив, что это был использованный шприц, а на кончике пальца собирается маленькая капелька крови, Ирэн закусила губу, ожидая чего-то ужасного. Но ничего не произошло. «Мало ли, что могло быть в шприце!». Она подошла к той картине, где Холмс в прошлый раз открыл тайник, и, отодвинув её рукой, вставила ключ в замочную скважину. Дверца с щелчком открылась, и Ирэн увидела ровные стопки бумаги. Только её пальцы потянулись к ним, как вдруг запах табака сильнее полез в нос, а из щели под дверью спальни Холмса стал мерцать свет. Беззвучно проклиная весь мир, Ирэн захлопнула сейф и, снова зажав в руке ключ, испуганно огляделась. Деваться было некуда – Ирэн юркнула под стол и затаилась там.
Холмс вышел из комнаты, насвистывая какую-то мелодию себе под нос, зажав в зубах трубку, дымящую серым дымом. Сыщик поставил фонарь на стол и, усевшись в кресло, притих.
«Вроде бы, не заметил» - подумала Ирэн, и в этот же момент она услышала обычный насмешливый голос Холмса.
-Чудесная сегодня погода, да, Ирэн?
Она затаилась под столом, не в силах поверить в то, что её обнаружили.
-Нет, если тебе, конечно, нравится сидеть под столом, то сиди, - он ухмыльнулся. – Но мне было бы комфортнее, если бы ты села в кресло.
Поняв, что прятаться уже бесполезно, Ирэн медленно встала из-за стола и, поправив причёску, подняла голову, глядя на Холмса.
-Я..., - начала было Адлер, но Шерлок сделал жест рукой, обозначающий только одно: «молчи!».
-Итак, ты среди ночи забираешься ко мне в дом и ищешь ключ от сейфа. Ты думаешь, что я сплю... А, между тем, разве мог я не задуматься, когда сломался исправный фонарь, когда рядом постоянно крутились какие-то джентльмены, наблюдающие за окнами моей спальни?
-Мог и не задуматься, - буркнула Ирэн, обиженно отвернувшись от сыщика.
-Обижаешься? – с пониманием спросил Шерлок.
Мисс Адлер кивнула.
-А если подумать, кто вообще на кого должен обижаться? – Холмс затянулся дымом.
Внезапно на Ирэн накатила волна смеха. Не в силах сдержаться, хоть ситуация и сложилась не в её пользу, она засмеялась над собственной неудачей. Между тем, отношение, с которым Холмс воспринял такое вторжение, её обрадовало и даже растрогало. Но она не могла забывать, что всё, о чём говорит детектив, может оказаться обманом. А его холодность и сдержанность на самом деле скрывает бурю чувств,  сейчас, она подозревала, он скрывал злость и презрение.
-Смешно, да, - согласился Шерлок. – Данная ситуация действительно необычайно весела, но я попросил бы вернуть ключ.
Вот тут уж Ирэн не собиралась проигрывать.
-Какой ключ?
-Тот, что ты сейчас держишь в руке...
Мысленно Адлер торжествовала – ведь она уже успела спрятать ключик из сжатого кулака в кармашек, незаметный с первого взгляда. Ирэн показала Холмсу пустые ладони.
-Ничего нет, видишь?!
-Вижу, - как-то печально ответил Шерлок. – Ладно, пусть будет так...
Он старательно отводил взгляд, но Ирэн успела уловить в глазах смешок. «Он знает, что ключ у меня. Но разрешает его оставить. Странно» - подумала воровка и быстрым шагом направилась к двери.
-Я могу идти?
-Можешь, - ответил Холмс, пожевав свою трубку, уже почти переставшую выпускать дым.
Упрашивать не пришлось – мисс Адлер быстро вышла из комнаты, едва не упала, бегом спускаясь по ступенькам, и буквально вылетела на улицу. Отдышавшись от этого странного чувства стыда (ведь её ни разу не ловили с поличным), Ирэн перевела взгляд на окно. В слабо освещённом прямоугольнике окна чётко прорисовывался силуэт Холмса, с отсутствующим видом глядевшего в потолок, всё также зажимая в губах трубку. Он будто и не смотрел в окно, но Ирэн каким-то, уже выработавшимся за время работы с Шерлоком, чувством ощущала, что за ней пристально наблюдают. Поэтому, заметив самой себе, что заглядывать в окно сыщика после посещения уже вошло в её привычку, она как можно невозмутимее пошла по мостовой к ближайшему кэбу.

Написав Мориарти отчёт о неудавшейся попытке ограбления, правда, заметив, что ключ удалось достать и, умолчав о том, как смеялась и мило беседовала с Холмсом, Ирэн села у распахнутого окна, которое вносило совсем малую долю прохлады в душный, невыносимо жаркий дом. Ей уже не было так страшно, как перед делом, не было так весело, как во время поимки, было просто скучно. Она уже не знала, захочет ли Холмс видеться с ней и принимать её в гости, после того, как увидел под столом у себя в кабинете. Долго она мучилась, кидаясь от стола снова к подоконнику, решая, писать Шерлоку или нет. В конце концов, желание развеять скуку победило, поэтому она села перед листом бумаги, выцарапывая пером текст.
«Мистер Холмс! Вы, конечно, не в обиде на меня? Если нет, то, прошу, приходите сейчас в парк возле вашего дома. Буду рада видеть. Изначально напишите ответ.
                                                                                      Мисс Адлер».
Когда письмо было отправлено с мальчишкой-слугой на почту, Ирэн снова ушла к окну, ожидая ответа.
Долго ждать не пришлось, видимо, Холмс уже не уснул после того, как к нему вломились в дом. Заметив, что, почему-то, пальцы дрожат, Ирэн развернула письмо и прочитала короткий, но исчерпывающий ответ: «Извините, вынужден ответить отрицательно». От злости женщина скомкала бумагу и со злобным шипением скинула в открытое окно. Адлер некоторое время посидела, глядя, как медленно бумажка тонет в луже, почти иссохшей от жары, а потом снова принялась буравить взглядом стену.

17

Неожиданно и очень не вовремя в дом нагрянул Мориарти. Это была суббота, прошла неделя после неудавшегося ограбления, Ирэн руководила установкой в своём доме телефонного аппарата. И, как раз тогда, когда в её голове пытались собраться мысли о том, куда поставить покупку, дверь плавно раскрылась. Шаркающей походкой, но, тем не менее, гулко стуча каблуками, опираясь на трость и, как обычно, скрывая лицо под широкой шляпой, начальник вошёл в гостиную.
-Мисс Адлер, я не помешал?
Подавив вздох и велев работникам уйти на перерыв, Ирэн напустила на лицо улыбку и приветливо поздоровалась с шефом.
-Что Вы! Присядьте! – она села на диван, Мориарти уселся в кресло напротив.
-Не будем долго топтаться на месте, - решительно сказал начальник. – Разрешите поинтересоваться, почему вы прервали свою деятельность?
-Э..., - Ирэн замялась. – Насчёт Шерлока Холмса?
-Именно. Мне доложили, что вы не наведывались к нему уже давно. В то время, как он посадил за решётку уже двух моих подчинённых. Гарри Сильверстоуна – одного из лучших киллеров Лондона и Сильвестра Райта – самого хладнокровного из всех моих головорезов. А недавно поступил заказ, человек просит помочь успокоить своего дядюшку. Очень просил на поддержку именно Сильверстоуна. А что я мог ему ответить? Моего самого опытного убийцу поймал кое-кто? Так мы растеряем всё уважение! Ещё и полицию привлечём...
-Дело в том, что мы с ним в соре, - выпалила Ирэн.
Мориарти чуть приподнялся на кресле.
-Дорогая моя, вы ведь понимаете, что я не смогу доверять вам после того, как вы бросите кампанию   на произвол судьбы из-за какого-то глупого разлада. Придётся мне вас... уволить...
Адлер чётко понимала под словом «уволить», особенно после паузы, понятие «убить». Разумеется, профессор не стал бы оставлять в живых ту, что так много знает.
-Но я не брошу! – воскликнула Ирэн.
-Почему же тогда вы бездействуете?
-Клянусь, уже сегодня я зайду к нему! – вскочила Ирэн, глядя испуганными глазами на Мориарти.
Ненадолго в комнате воцарилась тишина. Шеф задумчиво постукивал пальцем по концу своей трости, будто обдумывая, верить Адлер или нет.
-Хорошо, - наконец сказал он. – Но если я узнаю, что вы ослушались моего приказа..., - Мориарти поднялся с кресла и, направившись к выходу, многозначительно добавил: - Если узнаю, тогда мне придётся принять меры...
С облегчением Ирэн Адлер заперла за ним дверь. Затем, забыв о том, что в доме ещё находятся рабочие, с силой ударила кулаком по стене, злясь на Мориарти, Холмса и на саму себя.

Дом Шерлока встретил её недружелюбно – двери были заперты изнутри. «По крайней мере, внутри кто-то есть» - заметила Ирэн и посмотрела на окно сыщика. За плотной занавеской не виднелся силуэт, как это бывало обычно, но Холмс мог находиться и в другой комнате. Отважившись, Адлер позвонила в звонок. Тишина. Постояв некоторое время, она снова потянула за верёвочку. В глубине дома слышался слабый звон, но никто не подходил к двери. Вздохнув, абсолютна уверенная, что в доме кто-то есть, Ирэн, достала отмычки и, стараясь не бросаться в глаза прохожим, прогуливающимся в этот солнечный день, стала открывать замок. Как и в первый раз, дверь поддалась легко. Самонадеянный Холмс даже не стал менять засовы после попытки ограбления. Внутри было темно, и даже как-то жутко. Миссис Хадсон, судя по всему, дома не было, но вот обувь Холмса стояла у двери, обозначая, что хозяин дома. Удивлённая тем, что сыщик не подошёл к двери, но, тем не менее, готовая к неожиданностям, женщина прошла наверх по лестнице и замерла у двери. Она уже думала, взламывать ли замок, или просто как можно громче постучать, но прежде решила удостовериться, что дверь закрыта. К её удивлению щель имелась, значит, сыщик, вопреки обыкновенному поведению, не заперся. Тут уж её нервы немного подкачали, она начала волноваться, тем более что услышала непонятный треск. Испуганно заглянув в щель одним глазом, она сразу бросила все предосторожности и резко распахнула створку – на ковре комнаты горел язычок пламени. Он был совсем не сильный, но дыму от него поднялось довольно много, огонь готов был перекинуться на шторы. Красный бархатистый ковёр уже весь почернел, его ворс стал обычным пеплом, а пламя всё ещё вздымалось, недалеко от стола, на котором лежали документы. Оставался лишь один вопрос – что загорится быстрее, шторы или бумага? Вся комната была наполнена чёрным дымом, от которого слезились глаза, и першило в горле. Будто специально слёзы застилали глаза. Но не могла же женщина просто выйти из комнаты и оставить всё так!  Лихорадочно соображая, что делать, Ирэн стала искать глазами Холмса. Наконец, она разглядела его в дыму.
Шерлок лежал в кресле, откинув голову, он не шевелился, что очень напугало Адлер. Она сразу увидела, чем вызван пожар – из руки Холмса выпала трубка. Сама она не горела, но пепел, выпавший из неё, мгновенно вспыхнул. Детектив никогда не соблюдал никаких мер предосторожности! Оглядевшись по сторонам, Адлер схватила покрывало с одного из кресел и быстро накрыла огонь. Дым ещё некоторое время пробивался из под ткани, но опасность сгореть дому уже не угрожала.
Теперь Ирэн подошла к Шерлоку Холмсу, вглядываясь в его лицо, пытаясь понять, жив он или нет. Его бледное лицо было неподвижно, а глаза закрыты, но острому взгляду Адлер удалось уловить лёгкое движение груди, показывающее, что сыщик не умер. Чтобы удостоверится в этом заключении, она взяла его руку и пощупала пульс. Он имелся. Видимо, Холмс уснул ещё до пожара. Заметно успокоившись, Ирэн подсела на кресло рядом и принялась расталкивать Холмса, теребила его за рукав рубашки, звала по имени. Никакой реакции, только время от времени он ворочался и отворачивался. Потом она прибегла к более суровым мерам – похлопала Холмса по щекам, на что он лишь поморщился, у переносицы появились две морщинки, появляющиеся на его лице во время недовольства. Помогло лишь то, что Ирэн, отчаявшись привести его в сознание, вылила на Шерлока стакан воды, стоявший на столе.
Холмс изумлённо открыл глаза и заморгал, пытаясь стряхнуть воду с ресниц. Волосы, которые попали под воду, забавно прилипли ко лбу, а по лицу стекали капли жидкости, найденной в стакане. Его обескураженный и растерянный вид насмешил Адлер, она рассмеялась, глядя на сыщика, которому такое пробуждение явно не понравилось. Никому бы не понравилось такое! Это ещё хорошо, что он сразу не выстрелил в женщину из лежащего рядом револьвера. Когда он немного отошёл от потрясения, то перевёл взгляд на Ирэн. Он смотрел на неё одновременно с укором, непониманием и удивлением.
«Что-то в нём не так» - промелькнуло в голове женщины. Она внимательнее вгляделась в глаза детектива и заметила, что его обычный острый ясный взгляд стал мутнее, будто глаза подёрнулись плёнкой. Он стал ещё более худым и каким-то измождённым. Вспомнив слова доктора Уотсона, начав что-то понимать, Ирэн резко схватила руку Холмса и, закатав его рукав, заметила на сгибе несколько маленьких точек, следов от уколов. Вены на руке посинели от частых уколов, но сила в руке осталась, поэтому Шерлок быстро выдернул свою руку из ладоней Ирэн и ровнее сел в кресле.
-Ирэн, - хмуро произнёс он.
-Что? – раздражённо поинтересовалась мисс Адлер, вставая. Она злилась на безответственность детектива, тем более что он даже не понял, что был пожар.
В ответ Холмс быстро поднял с пола трубку. Вздёрнув брови, он посмотрел на обгоревший ковёр и, стараясь не глядеть на женщину, закурил. Она, обиженно отвернувшись, направилась к двери, но на выходе он позвал её. Закатив глаза, Адлер замерла перед дверью, Ирэн обернулась, снова спрашивая:
-Что?
-Спасибо, - тихо сказал сыщик. Он улыбнулся ей уголками губ, будто пытаясь подавить свою улыбку.
-Не за что, - учтиво кивнула Ирэн Адлер, наградив его холодным взглядом, но, выйдя за дверь, она не смогла не улыбнуться, потешаясь над Холмсом и растрогавшись его поведением. Она видела его улыбку настолько редко, что каждый раз это приводило её в торжество и триумф, так как, она была уверена, больше никто не в силах заставить его проявлять эмоции. За исключением, возможно, его друга Уотсона.
На улице всё так же светило солнце, ни единого облачка не набегало на ясное голубое небо. Ирэн всё поверить не могла, что в такой чудесный день вот так вот просто мог погибнуть человек. И ей приятно было, что она так удачно и скоро смогла спасти жизнь, хоть это и выглядело немного незначительно.
Короткое «спасибо», произнесённое Шерлоком, было значительнее всех самых больших благодарностей, так как от такого человека, как он, нельзя было ожидать большего. Он не привык выражать свои чувства, но сегодня он, видимо, позабыл все свои обиды за эту услугу. Его эмоции едва не вышли из под контроля, но он и тут смог показать себя сдержанным и спокойным.
Ирэн было обидно, что он не послушал своего друга и снова увлёкся наркотиками. Уотсон уже говорил об этом, Адлер с ужасом представляла, как обладатель столь изощренного ума, зажав в худой руке шприц, откидывается на спинку кресла, наслаждаясь единственным удовольствием, которое могло заменить ему работу.
«Может, совершить какое-нибудь хитроумное преступление? Тогда ему будет, чем заняться» - подумала Адлер. Но в глубине души она поняла, что у неё не хватит хитрости на коварный план. Тем более что Шерлок Холмс всё равно её поймает, а она всё ещё сомневалась, что он согласится покрывать её.
Оглянувшись на окно детектива, она не увидела его силуэта, как обычно. Он не следил за ней. Это могло означать, что либо он уже полностью ей доверяет, что вряд ли; либо он разочаровался в ней, и она ему больше не интересна, что тоже мало похоже на правду. Оставался третий вариант – ему просто было лень подойти...

18

Дома Ирэн ещё долго не могла успокоиться от бешеного порыва энтузиазма. Видимо, когда спасаешь человека и его дом, испытываешь прилив энергии. Женщина летала по дому, отдавала приказы слугам, велела кухарке не готовить ничего, кроме лёгкого салата заявив, что сегодня разгрузочный день. Зачем-то Ирэн сама покормила лошадь, за которой обычно ухаживал конюх. Она редко выезжала на этом коне на прогулки, в конюшне он имелся разве что для приличия, чтобы показать, насколько она хорошо зарабатывает в театре. У всех подчинённых в её доме такое поведение ассоциировалось с повышением зарплаты, поэтому никто не удивлялся. Хотя сама Ирэн готова была упасть в обморок от безграничного удивления самой себе. Но, тем не менее, она продолжала носиться в хорошем настроении.
Вечером усталость всё-таки свалила её, Адлер буквально упала на кровать и, зарывшись в одеяло, закрыла глаза. Ночью было тепло, но не душно, свежий ветерок задувал в комнату всевозможные запахи. Лондон продолжал жить даже ночью, поэтому вокруг Ирэн витали ароматы булочных, пряностей и всевозможных ресторанов.
Посреди ночи мисс Адлер открыла глаза. Ей так хорошо спалось, снился какой-то сон, который женщина сразу же забыла. Она, чтобы снова уснуть, попыталась вспомнить то, что ей приснилось. Она давно заметила, что если снова мысленно погружалась в грёзы, то засыпала быстрее. Уже будто окунаясь в забытье, она вдруг резко вскочила – ей как в голову стукнуло, что ей снилось. Она просто не могла поверить и в страхе сжала одеяло. Она совсем не хотела того, что сейчас с ней происходило, потому, что больше не могла бы доверять себе и заниматься делами, порученными Мориарти. Этот сон дал ей понять причину столь хорошего настроения, и это напугало её ещё больше.
Ей снился Холмс.
Снова уснуть после таких неожиданных открытий Ирэн уже не смогла.

Видимо, под утро усталый организм всё-таки победил, поэтому Ирэн уснула. Уснула уже под утро, из за чего проснулась лишь в три часа дня, ощущая себя разбитой и усталой. Служанка, подавая Ирэн платье, заметила резкую перемену и поспешно удалилась, стараясь не попасть под горячую руку. Проведя рукой по бардовому бархату платья, мисс Адлер попыталась успокоиться. Действительно, зачем волноваться? «Днём я спасла Холмса от пожара, думала об этом весь день. Так чего же удивительного, что он мне приснился?! Сон был безобидный, ничего страшного или, наоборот, прекрасного, в нём не было» - успокаивала себя женщина, разглядывая свой наряд, всё ещё не одевая его. «Да ну, кому может понравиться Шерлок? Он же напыщенный и высокомерный, в нём нет ничего того, что обычно нравится женщинам». В глубине души Адлер очень сильно подозревала, что последнее заключение неверно, но не могла себе в этом признаться. Идти сегодня к Холмсу ей категорически не хотелось. Да и он, скорее всего, её не ждал. Но жизнь-то дороже! «Принять меры», сказанное Мориарти, всё ещё не вылетало из головы. Иногда она даже гадала, как именно он захочет её убить. Наверное, без шума, застрелит в тёмном переулке. Или не захочет внимания полиции и отравит, потом сославшись на сердечный приступ. А возможно скинет с лестницы. Или, что совсем плохо – не убьёт, а сдаст полиции. Умный и честный профессор ни у кого не вызовет подозрений, а попытки Ирэн доказать, что это он ей руководил, ни к чему не приведут. Данная ситуация имела лишь один выход – раздобыть, наконец, эти чёртовы документы и уехать за границу. «Нет, Ирэн, ты не можешь оставить дела! Да и, к тому же, разве ты захочешь уехать от...» - говорил внутренний голос, которому Ирэн не позволяла договорить последнее. Ей уже начало казаться, что она сходит с ума.
Встряхнув головой, Адлер быстро поднялась с кровати и стала надевать своё платье, про которое уже совсем забыла. «Решено! Я раздобуду компромат на Мориарти!»

На ватных ногах Ирэн, уже в который раз, пробиралась к этому злополучному дому. В этот раз у неё точно была более важная цель, более сильные страхи и, соответственно, ещё сильнейшее волнение. Как бы ей сейчас хотелось, чтобы Мориарти вдруг внезапно умер. Например, его сбила телега, а убийца скрылся навсегда. Но профессор был так осторожен, что многочисленные пожелания смерти будто и не долетали до него.
К великой радости Ирэн, Холмса дома не оказалось. Дверь была плотно закрыта снаружи, хотя для Адлер это было пустяковое дело – третий раз уже открывать её. «Пора уже обзавестись своими ключами...»
Поднявшись по лестнице и открыв дверь в кабинет Шерлока, мисс Адлер огляделась с опаской. От сыщика можно было ожидать чего угодно. И хотя вчера между ними был заключён будто некий договор о ненападении, он мог и нарушить обычные правила, которые, тем более, никто не оговаривал. Но никаких сюрпризов в комнате не оказалось. Снова искать ключ Ирэн уже попросту боялась, уж больно много ассоциаций это вызывало, а свои мысли она ещё очень плохо контролировала. Прохаживаясь по комнате, на всякий случай глядя на пол (вдруг ключ найдётся), Адлер вдруг остановилась у одного из комодов. Что-то ей в нём показалось странным. Повернув голову к этому большому деревянному ящику, женщина просто застыла – там стояла её фотография. Конечно, Мориарти что-то говорил про фото, но тогда Ирэн было попросту всё равно. Это был именно тот снимок, который она подсунула взамен карточки с королём Богемии, но вставлен он был в аккуратную резную рамочку и почётно стоял на горе всякого хлама. Судя по тому, что на пыльной поверхности рамки остались следы от пальцев – детектив недавно поднимал фотографию с места. Должно быть, рассматривал... Продолжая в ступоре глядеть на саму себя в не цветном изображении, Ирэн, возможно, не замечала ничего вокруг. Как вдруг откуда-то сзади под её рукой просунулась рука и быстро опустила рамку, чтобы фото не было видно. Резко повернув голову, Адлер заметила стоящего прямо за спиной Холмса, своим странным пронзительным взором смотревшего на неё. Одновременно Ирэн и почувствовала виноватой себя – она же забралась в чужой дом, и Холмса – ей казалось неправильным то, что фото в рамке возглавляет весь бардак комнаты. Именно из-за такого разнообразия мнений Ирэн не находила слов. Поэтому они оба в молчании стояли друг напротив друга, не отводя взгляда. Наконец, Шерлок отошёл на шаг подальше от Адлер, а она промолвила слово:
-Прости, я не удержалась...
-Ничего, - беспечно бросил сыщик, положив руки в карманы и глядя в потолок, будто пытаясь найти там какие-то важные улики.
-Как же это я не заметила, как ты пришёл?
Он усмехнулся, но тотчас к нему вернулось серьёзное выражение лица.
-Когда я увидел незапертую дверь, разумеется, что я продвигался по дому тихо.
Ирэн улыбнулась и снова подняла свой снимок.
-Подарок от меня, верно?
-Да, именно он, - ответил Холмс. Глаза его блестели от смеха.
-Нравится?
-Безумно.
-Тогда я и не подозревала, что ты возьмёшь его..., - протянула Ирэн, прохаживаясь по комнате.
-Будто я подозревал, что ты когда-нибудь заметишь это здесь..., - он снова посмотрел на неё, оставив в покое потолок. – Я уберу его, чтобы он тебя не смущал.
Одним движением руки Холмс открыл какой-то ящик и быстро сунул туда фотоснимок.
-Мог и оставить...
-Позволь, лучше – нет, - отрезал Холмс и быстро отошёл в другой конец комнаты.

19

Ирэн уже и думать забыла о цели своего визита, так как обнаруженное сбило её с толку. Но мысли снова вернулись к документам, когда взгляд её наткнулся на ту картину, за которой скрывался сейф. Абсолютно неправдоподобное, но смелое предположение, что, возможно, дверца может быть не заперта, посетило голову преступницы. Холмс стоял, отвернувшись от неё, сложив руки за спиной и не произнося ни слова. Поэтому Ирэн Адлер стала медленно пробираться к сейфу, стараясь осторожнее перешагивать через горы непонятных предметов. Смятый в гармошку ковёр хранил на себе тонны пыли. Похоже, миссис Хадсон попросту боялась убираться здесь. На одной из тумб стоял горшок с землёй, из которой торчал коричневый стебель цветка, у которого не было ни листьев, ни бутонов. Похоже, от вечного запаха табака, химических элементов и полной изоляции от кислорода, растение завяло. Приглядевшись, Ирэн заметила, что земля сухая, с примесью пепла. Значит, бедный цветок Шерлок не поливал, да ещё и стряхивал туда пепел из трубки. По дороге к сейфу Адлер наткнулась на множество непонятных и интересных вещей, редко ей удавалось хорошенько рассмотреть все причуды этой комнаты. А сейчас Холмс будто позволял ей «немного погулять».
На полке шкафа, стоящего, вопреки каким-либо понятиям об уюте, не прислонившись к стене, она увидела открытую, но не использованную маленькую бутылочку вина. Ей она показалась вполне качественной, но такого сорта Адлер ещё ни разу не пробовала. Только она поднесла горлышко к губам, чтобы попробовать один глоток на вкус, как вдруг её резко опрокинуло на пол.
-Не трогай это!
Холмс, каким-то образом успевший быстро переместиться из одной части комнаты в другую, повалил Ирэн на пол, со страхом глядя на бутылку. Из горла Ирэн вырвался только нечленораздельный звук:
-Э?..
Холмс склонился над ней и, кажется, забыл, что надо вставать. Его взгляд снова стал холодным и отчужденным.
-Если так уж хочется вина, лучше подыщи другую бутылку...
-А в чём дело? – удивлённо спросила мисс Адлер.
-Это подарок от одного моего доброжелателя... Я пытался доказать, что это именно он убил одного благочестивого джентльмена, а негодяй попытался успокоить меня своими «приятными» подарочками..., - ответил Шерлок.
Ирэн сразу же поняла, что вино было отравлено, а сыщик помешал ей добровольно отравиться, вовремя оттолкнув женщину от шкафа. Только сейчас Адлер заметила, что бутылка вина разбита, а весь яд вытек. Из-за её любопытства, Холмс лишился улики.
-Извини...
-Ничего страшного, - каким-то сухим и хриплым голосом ответил он. На какой-то момент ей почудилось, что какой-то огонь промелькнул в глазах Холмса, но, должно быть, ей просто показалось. Его лицо было так близко, что Ирэн невольно, к раздражению для себя самой, заволновалась. Она медленно положила руку на плечо Холмса, как вдруг дверь со щелчком открылась. Насвистывая что-то под нос, в комнату зашёл доктор Уотсон. Сначала он замер на пороге, глядя на Шерлока, лежащего над Ирэн, а потом отступил на шаг, спросив:
-Я не помешал?
Молниеносно Холмс поднялся, быстро отряхнув ладонями брюки и, положив руки в карманы, глядя, как обычно, в потолок, протянул:
-Нет-нет, всё в порядке...
Уотсон усмехнулся в усы, пытаясь сделать вид, что зашёл только что. Несомненно, он всё понял не так, но Ирэн это даже доставляло своеобразное удовольствие – пусть думает, что хочет, проблем от этого никому. Тут она наткнулась взглядом на несчастное лицо Холмса, пытающегося сделать вид, что не произошло ровным счётом ничего. «Похоже, что проблемы всё-таки есть».
-Мне уйти? – вежливо спросила Ирэн у друзей, тоже поднимаясь с пола и отряхиваясь.
-Останься, - всё таким же хриплым голосом ответил Холмс, а Уотсон снова улыбнулся.
-Мой друг, наверное, я должен был предупредить о своём приходе? – осведомился доктор. Его явно забавляла эта ситуация, чего нельзя было сказать о Шерлоке.
-Не стоит..., - прокашлявшись, сказал сыщик. Он уже становился раздражительным. В его правилах было бы поскорее забыть инцидент, а ему, наоборот, только о нём и напоминали.
-Я, право, не вовремя..., - продолжал издеваться Джон.
-Хватит! – уже строже сказал Холмс, выставив вперёд ладонь, будто означающую: «Стоп!».
Уотсон кашлянул и сел на кресло.
-Я вот зачем пришёл... Один мой знакомый пригласил меня за город, в его поместье. Он очень хвалил те места и очень просил взять с собой и вас. Он давно хотел познакомиться. Вы поедете?
Через силу Холмс улыбнулся.
-Конечно.
-Предлагаю вам взять с собой мисс Адлер.
-Нет! – выпалил Шерлок, но одновременно с ним Ирэн произнесла:
-Да!
Уотсон рассмеялся.
-Ну, значит решено. Готовьтесь к поездке, мисс. Через два дня мы туда поедем. Я и мой друг заедем за вами.
-Польщена, - учтиво кивнула Ирэн и украдкой покосилась на Холмса. Трудно было представить себе этого хладнокровного сыщика менее расстроенным. Он сейчас напоминал маленького ребёнка, которого родители заставляют что-то делать против воли.
-Ну что вы, Холмс, всё не так страшно, - попытался подбодрить его Джон Уотсон.
-Да, да, я в порядке, - ответил сыщик и, быстро отвернувшись, достал трубку.
-Раз всё в порядке, то я могу идти, - кивнула Ирэн и гордой походкой удалилась из комнаты.
За дверью Адлер торжествующе засмеялась, но так, чтобы в комнате не услышали. Чему она радовалась, так до конца и не ясно, но её радовала предстоящая поездка. Не потому, что она так любила природу, наоборот, женщине было удобней в городе. Из-за того, что поедет она туда вместе с Холмсом, общество которого с недавних пор стало ей казаться более приятным, чем вначале. И даже слишком приятным, что уже выходило за рамки всякого поведения преступницы.

20

Так как домой ей совсем не хотелось, Ирэн направилась прямиком в дом Мориарти, чтобы спросить, а можно ли на некоторое время заниматься только делом Шерлока Холмса. Да и сообщить о своём отъезде. По ровным песчаным дорогам Ирэн доехала прямиком по посёлка, где проживал шеф. В этот раз, непредупреждённый начальник не встречал её у двери, но Ирэн знала, что он дома – больше ему в такой заурядный день быть негде. Позвоним в звонок, женщина остановилась у калитки, ожидая ответа. Наконец, дверь распахнулась, профессор, в сером костюме и в кожаных ботинках с острыми носами, немного удивлённо уставился на гостью, но пригласил войти.
-Что привело вас сюда?
-Одна просьба, - улыбнулась Ирэн. – Я ненадолго, наверное, заходить не буду, скажу так.
-Ну? – немного нетерпеливо спросил Мориарти.
-Можно ли мне больше не давать заданий, касающихся ваших врагов? Я пока хочу заниматься только одним делом.
-Это почему же?
-Общение с мистером Холмсом требует с моей стороны больших нервных усилий, если при этом я буду делать что-то ещё, то я попросту слягу от перенапряжения...
-А что же такого сложного в Холмсе? Конечно, он умён почти так же, как я, но ведь его поведение просто и предсказуемо.
-А вот и нет, - немного резко выпалила Адлер, но тут-же сбавила тон. – Он абсолютно непредсказуем, этот сыщик за гранью моего понимания...
-Что же, ничего обещать не могу, - протянул Мориарти. – Вы единственный агент такого рода... Но я постараюсь не перегружать вас работой. Что-то ещё?
-Да, - кивнула Ирэн. – Через два дня я уеду за город, где-то на недельку. Вы же найдёте мне замену?
-Хм, а кто же будет в это время следить за Холмсом?
Женщина непринужденно рассмеялась.
-Так он тоже едет!
-Вы едете за ним тайно?
-Нет. Это он меня пригласил... ну, почти сам...
Мориарти ухмыльнулся.
-Как это похоже на вас. Выдать свои желания за его собственные, - тут его лицо стало более серьёзным. – А что касается документов?
Внутри Адлер всё похолодело, хоть она и оставалась невозмутимой с виду. Каждый раз, когда ей приходилось врать начальнику, она будто проживала свой последний день.
-Документы сгорели.
-Как?! – радостно и недоверчиво воскликнул шеф.
-Вы же знаете характер сыщика. Он, понадеявшись на самого себя, не запер сейф. А в комнате случился пожар...
-Как так? Неужели он не смог его потушить? – с сомнением нахмурился профессор.
-В то время Холмс находился в состоянии наркотического опьянения. Он спал, сэр, - улыбаясь, сообщила Ирэн.
Мориарти засмеялся своим жутким тихим смехом.
-И как же так вышло, что он сам не сгорел, не спалив при этом весь дом?
-Я потушила пламя, профессор, - кивнула Адлер. Тут уж она не соврала, как и про наркотики.
-Хвалю, хвалю, - растерянно бросил Мориарти, направляясь в дом. – У вас всё?
-Да, я пойду.
-До встречи, мисс Адлер, - Мориарти закрыл дверь и уже из дома крикнул. – Удачного отдыха!
С досадой сжав губы, Ирэн продолжала стоять в его дворе. Уж она-то понимала, что отдыхом эту поездку почти невозможно назвать – ведь предмет её работы тоже едет, а значит, придётся своеобразно «трудиться».
Усаживаясь в кэб, она сказала кэбмэну, куда её везти и почти сразу задремала.

Поднимаясь по ступенькам в свою комнату, Ирэн велела слугам, крутившимся рядом, её не беспокоить. Сейчас ей хотелось расслабиться, отдохнуть после нудной поездки в трясущемся кэбе. Мгновенно все служанки, кивая и поддакивая, скрылись с глаз, сочтя нужным послушаться. У двери Ирэн заметила, что, уходя, забыл запереть замок, поэтому раздражённо подумала, что любая из служанок легко могла залезть в личные документы. Крепко закрыв дверь, женщина бросила шляпу на кровать. На ходу расстёгивая своё платье, она сбросила его, оставив на полу, чтобы слуги потом убрали, и повернулась, чтобы взять с вешалки халат.
Из другого угла комнаты невозмутимо вышел Холмс.
Ирэн изумлённо уставилась на него, от неожиданности даже забыв закрыться руками. Шерлок, казалось, был удивлён не меньше, а даже больше, так как даже выронил свой набор отмычек. Поспешно юркнув за ширму, за которой обычно переодевались, женщина продолжала смотреть на детектива, застывшего с выражением крайнего и высочайшего недоумения на лице.
-Шерлок? – не веря, проговорила Ирэн.
Сыщик бросился к двери, ударился об неё плечом, так как замок был закрыт, и с выражением скорби на лице вернулся на то место, где его обнаружили. Он быстро наклонился и поднял свои инструменты, старательно отводя взгляд.
-Это... Это как?
Он уставился на неё. К нему снова вернулось самообладание, которое в последнее время он довольно часто терял.
-Это так, как и ты делала, - ответил он.
-Так это месть? – спросила женщина.
Адлер уже немного отошла от потрясения, поэтому, завернувшись в полотенце, быстро дошла до халата, висевшего на крючке. Холмс проводил взглядом мелькнувший мимо него яркий кусок материи и оглядел комнату.
-Почему сразу месть? Я, в общем-то, не мстительный...
-Зачем ты тогда забрался в мой дом?
-Нужно было кое-что поверить.
Ирэн быстро ринулась к столу и оглядела, все ли ящики заперты. К её удивлению, все они действительно были закрыты, ни одна бумажка не сдвинулась со своего места.
-Странно, - вслух проговорила Ирэн.
-Думаешь? – беспечно спросил Шерлок, зажав зубами трубку. – Ты не против, если я закурю?
-Раньше ты не спрашивал...
-Раньше я был у себя дома, поэтому и не просил разрешения, - он вопросительно посмотрел на Ирэн.
-Дыми на здоровье, - отмахнулась Адлер. Холмс отвернулся, закуривая трубку. Преступница добавила, озорно улыбаясь: – Ты ждал, пока я приду?
-Конечно нет! – выпалил Холмс, резко поворачиваясь к ней. – Я думал, тебя ещё долго не будет...
-И почему тогда не запер дверь, хотя совсем недавно упрекал меня за такую беспечность?
-Я... Не подумал, - бросил Шерлок, выпуская изо рта клубы дыма.
-Ты?! Не подумал?! Сказки, - Ирэн подошла к нему и внимательнее вгляделась в его лицо. От старания казаться невозмутимым, мускулы на лице подрагивали, поэтому его брови и уголки рта постоянно дёргались. – Скажи мне правду. Хотя-бы раз.
-Если я скажу тебе правду сейчас, то никогда не скажу в дальнейшем... Может, оставишь свой шанс неиспользованным?..  Пока.
-Пока да, - подумав, согласилась Ирэн. – Ты обещаешь, что раз в жизни, если я тебя попрошу, честно ответишь на мой вопрос?
-Обещаю, - улыбнулся Холмс, глядя куда-то в сторону.
Адлер самодовольно улыбнулась и, зачем-то, взяла Холмса за руку. Тот резко дёрнулся в сторону, как-то покосился на женщину и снова быстро отвёл взгляд. Ладонь у него была тёплая и сухая, в то время как кончики пальцев Ирэн были очень холодными, так как она совсем недавно пришла с улицы, где дул ветер.
-Ты рад предстоящей поездке?
-Рад, - быстро сказал Шерлок, как можно более счастливым голосом.
-Скажи честно.
-Разве сейчас?
-Нет, - поняв свою ошибку, улыбнулась Ирэн. – А просто так, без обещания, не сможешь сказать?
Он предпочёл промолчать, что, собственно, в его случае было правильным. Ирэн с разочарованием отпустила его руку, и он снова затянулся дымом.
-Завтра выезжаем? – вздохнув, уточнила она.
-Да.
-И на сколько затянется эта поездка?
-Это решает Уотсон.
-Далеко ли эти места?
-Довольно далеко. Выезжаем утром, ночуем в гостинице, а потом, ближе к полудню, подъезжаем к поместью.
-Хм, гостиница приличная?
-Насколько это вообще возможно, - подтвердил Холмс, убирая, наконец, свою трубку.
-Выпьем? – Ирэн подошла к шкафчику, где находились некоторые продукты питания, такие как орешки, оливки и бутылка с благородным коньяком. Шерлок подошёл туда же, из-за спины Адлер посмотрел на содержимое, быстро стянул одну оливку и кинул себе в рот. Затем  отошёл к двери.
-Хм, я... Я пойду, да? – немного робко, что было не в его духе, спросил он.
-Может, всё-таки останешься...
-Мисс, мне жить с вами под одной крышей ещё целую неделю, готов поспорить, вы ещё пожалеете, что не отделались от меня раньше! – ухмыльнулся Холмс, так неожиданно переходя на «вы».
-Хорошо, выпущу тебя, но при одном условии...
-Каком?
-Больше никогда не говори со мной таким тоном, - сверкнула глазами Ирэн, отпирая дверь. – Мы с тобой давно не общаемся так официально...
-О, конечно, мисс, - снова усмехнулся детектив, за что Ирэн намеревалась легонько ударить его по голове, если бы он, не повинуясь привычке, не перехватил её руку, неожиданно больно сжав запястье. Тотчас, конечно, он отпустил её, растерянно посмотрев на свою собственную ладонь. Адлер демонстративно распахнула дверь перед его носом, потирая руку, на которой, возможно, появятся два синяка в тех местах, которых коснулись его пальцы. Он, улыбнувшись вымученной улыбкой, быстро скользнул в проход и скрылся в коридоре, по дороге надевая на себя шляпу.
Ирэн тихо рассмеялась, запирая дверь. Ей уже не так сильно хотелось отдыхать – общение с Холмсом в такой обстановке служило отличным разгрузочным упражнением. Подойдя к окну, женщина увидела его высокую худую фигуру, поспешно отдаляющуюся от её дома, засунув руки в карманы и, то и дело, оглядываясь.

21

Вот и наступило это странное утро. Кто-то его ждал с нетерпением, кто-то скрывал то, что он ждёт его с нетерпением, а кто-то просто считал его обычным утром. Ирэн, вся сияя от радости, хоть и не выспавшись, ждала, пока за ней приедут Холмс, Уотсон и его супруга Мэри. Сначала бы все вчетвером доехали до вокзала, оттуда на поезде до конечной станции, там бы заночевали в отеле, а потом последние километры на лошадях верхом. Это путешествие уже говорило о том, что поездка обещает быть интересной. Наконец, появился кэб, он остановился перед ломом Адлер, и она вышла на порог с самым важным видом, который только могла на себя набросить. Кэбмэн открыл перед ней дверцу, и она, велев тому погрузить её багаж к остальным вещам, уселась рядом с Мэри, так как Холмс уже занял сиденье рядом с другом, будто не позволяя больше никому сесть рядом с собой, кроме Уотсона.
-Здравствуйте, рада видеть, - поздоровалась жена доктора, а мужчины кивнули Ирэн.
-Я тоже рада встрече, - приветливо отозвалась Адлер, улыбаясь Мэри. – Не много ли я взяла с собой багажа? 
-А сколько у вас чемоданов?
-Два.
-Что вы! Вот мне с Джоном пришлось поспорить, он едва уговорил меня не собирать третью сумку.
-У вас, наверное, много нарядов, - заметила Ирэн.
-Не так много, как хотелось бы, - засмеялась мисс Уотсон. – Ещё я взяла с собой довольно много книг.
-О, я редко провожу время за книгами.
-Ну, у вас же есть театр!
Так они и беседовали всю дорогу, а Холмс и Уотсон общались, в основном, переглядываясь.
Наконец, компания подъехала к вокзалу. К тому времени Ирэн и Мэри уже окончательно сдружились, узнав друг о друге всё, что требовалось. Как и всегда, мисс Адлер представала в чужих взглядах миловидной актрисой. А Уотсон и Холмс предпочли не говорить правды. Оба они, взяв все чемоданы, которые были в наличии, отказавшись от услуг помощников, направились к вагону, а две новоявленные подружки продолжали беззаботную беседу налегке.
Вагон оказался красивым и просторным, два сиденья по бокам небольшого столика и две длинные полки для чемоданов. В этот раз Мэри быстро села рядом с мужем, а Холмс, отвернувшись к окну, решил потерпеть общество Ирэн. Она не понимала его молчаливости и старательно пыталась развеселить. Пару раз ей это удавалось, пока он не утомился её расспросами и не уснул, положив голову на стол. Уотсон и Мэри тоже задремали друг у друга на плече, что очень умилило Ирэн. Решив взять с них пример, она легла щекой на плечо Холмса, очутившись с ним лицом к лицу. Так все вчетвером они и уснули, убаюканные качанием вагона. Ехать им предстояло ещё очень долго, а поэтому им было нечего терять.
Когда сонливость спала, Ирэн открыла глаза. Она всё ещё лежала на плече Шерлока. В одну секунду она увидела, что он уже давно проснулся и в упор смотрит на неё, но как только она успела окончательно избавиться от дремоты, он снова притворился спящим. «Ладно...». Ирэн тоже решила поиграть в эту своеобразную игру и притворилась уснувшей. Когда она снова почувствовала на себе его взгляд, то резко распахнула глаза. Он, смутившись, их закрыл, будто резко предаваясь сну. Теперь был её черёд ждать его «пробуждения». Так они довольно долго «притворялись» спящими, хотя оба давно уже поняли бессмысленность и странность этих действий. Наконец, Ирэн, кашлянув, подняла голову и потянулась, пытаясь размять затёкшую шею. Холмс тоже сразу поднялся, зевая. Тотчас Адлер обнаружила, что Мэри и Уотсон с умилением глядят на них, но заметив, что и Шерлок, и Ирэн уже встали, молодожёны притворились занятыми – мисс Уотсон уткнулась в книгу, а её муж стал смотреть в окно.
-Доброе... Добрый день, - кашлянув, сказал Джон.
-Как спалось? – добавила Мэри.
-Спасибо, я абсолютно выспалась, - кивнула Ирэн, украдкой посматривая на Холмса, который снова отвернулся от неё.
-А вы, мистер Холмс?
-Да, спал крепко, без сновидений..., - сообщил Шерлок.
Снова потянулись монотонные часы езды. Солнце за окном уже давно опускалось к горизонту, хоть день и был ещё в самом разгаре. Посмотрев как-то на часы, доктор Уотсон сообщил, что в пути осталось провести три часа – в семь поезд прибудет на конечную станцию в Уолтон–он–те–Хилл. Теперь все, уставшие от дня, проведённого в неудобных позах без досуга, только и ждали приезда. Даже такой красивый вагон, за который платил человек, пригласивший их, не мог скрасить этот тип путешествия.
Наконец, объявили о высадке. Мэри и Джон Уотсон быстро вышли, разрешив помощнику вынести все чемоданы, а Холмс замешкался, глядя на этого слугу. Ирэн всё ждала, пока Холмс изволит выйти, так как, всё-таки, ей поручили за ним следить. Как только работник, выносящий чемоданы, направился к выходу, Холмс вдруг поднялся и, положив руку на плечо помощнику, сказал:
-Джентльмен, не хотите вернуть часы, вытащенные из одной сумки, принадлежащей..., - он посмотрел на ярлычок, болтающийся у замка. – ...Доктору Джону Уотсону?
Слуга густо покраснел и, выложив из своего кармана посеребренные часы на цепочке, быстро вышел из вагона, прихватив сразу все чемоданы. Холмс заулыбался и убрал эти часы к себе, выходя из купе. Ирэн, изумлённо подняв брови, тоже вышла.
На перроне Шерлок протянул вещь хозяину, доктор удивился и посмотрел на Холмса так, будто тот достал эти часы из воздуха.
-Этот помощник обнаружил их, когда они выпали из вашей сумки, милый друг, - улыбаясь, сказал сыщик, но Ирэн успела заметить взгляд, который он бросил на воришку. Тот, под действием своего собственного стыда и страха, быстро убежал, не услышав удивлённых благодарностей Уотсона.
Гостиница встретила нас низким каменным заборчиком, за которым виднелось двухэтажное здание из красного кирпича. В принципе, оно выглядело вполне уютно, если не замечать неухоженного газона вокруг. Внутри отель тоже оказался очень сносным, особенно для такого маленького городка, как этот.
-Вас приветствует имение сэра Найта, господа, - улыбаясь, оповестил нас молодой человек из отеля. – Моё имя Джим Голди, вы хотели бы заказать номера?
-Да, нам необходимы комнаты до завтрашнего утра, - подтвердил Уотсон.
-У нас очень мало свободных помещений, но, будто специально для вас, освободились два номера, - продолжал Джим.
-Два?! – побледнел Холмс.
-Именно, - сообщил Голди. – Для каждой пары по комнате.
-Но..., - Шерлок вопросительно поднял вверх указательный палец.
-Холмс, - доктор с укором взглянул на него, что, однако, не помогло.
-Я бы хотел отдельный номер...
-Извините, но у нас только две комнаты без постояльцев, - уже серьёзней сказал Джим.
-Действительно, Шерлок, в чём проблема? – смеясь, спросила Ирэн.
-Вы чересчур горды, мой друг, - укорил его Уотсон.
Холмс возмущённо отвернулся.
-Оформляйте, - велела Мэри. – Наши имена...
Она по порядку назвала всех четверых, когда Джим Голди услышал, что у Ирэн и Шерлока разные фамилии, то слегка смутился, но не более.
-Номер двести шестьдесят девять, - он протянул золотистый ключик Уотсону. – И номер двести семьдесят, - ключ оказался в руке Холмса. – Уже вечер, ваш ужин будет доставлен в комнаты. Приятного времяпровождения!
Напоследок, Холмс наградил Джима испепеляющим взглядом, и первый пошёл в номер, а Ирэн еле за ним поспевала. Как редко кто-то мог его ослушаться, и теперь он был просто разозлён.
-Заходи, - хмуро бросил он, открывая перед ней дверь.
Как развеселило Адлер выражение лица Холмса, увидевшего одну двуспальную кровать. Но он снова проявил свой характер, разобравшись в том, что это две кровати, сдвинутые вместе. Не обращая внимания на насмешливый взгляд, он быстро отодвинул койку к другой стене. Потом с выражением тоски на лице улёгся на неё и закрыл глаза.
Ирэн знала, что после долгого сна в поезде, он уснёт ещё не скоро, но такое положение дел её несказанно веселило. Не зря она согласилась поехать! Если все так и будут принимать её за супругу сыщика, то её отдых обещает быть весёлым. А отдых Холмса, тогда, наоборот, не удастся.
Чуть позже принесли еду, а Шерлок продолжал лежать на кровати с прикрытыми глазами. Ирэн невозмутимо поела, велев слуге оставить порцию Холмса в номере. Он будто бы уснул, но не так то просто провести Адлер – она видела, как иногда он моргал.
-Что, так и будешь обижаться на весь мир? – насмешливо спросила она.
Он открыл глаза и пожал плечами.
-Твой характер похож на характер маленького ребёнка, - вслух заметила женщина, а он снова пожал плечами.
-Странно, ты как-то неразговорчив...
Он достал трубку и стал чиркать спичками.
-И на что ты злишься? На то, что в отеле слишком много людей? Или на то, что бедный Джим Голди не смог выкинуть их на улицу?
По комнате заклубился дым, причудливо опутывая свои серые хвосты вокруг всех предметов.
-Открой окно, - поморщилась Ирэн, и он, к её удивлению, всё так же молча, повиновался.
Эта тишина начинала уже раздражать мисс Адлер.
-И?
-Что? – наконец промолвил Холмс.
-Слава небесам, ты не разучился разговаривать! – воскликнула Ирэн, театрально поднимая руки к потолку. – Поешь.
-Я не голоден.
-Ты и в поезде не ел! – напомнила Ирэн.
-И что?
-Нужно в день съесть хоть что-то, - она подошла к нему с тарелкой в руках. Холмс всё так же лежал на спине, а поэтому Ирэн просто поставила блюдо ему на грудь. Он с недовольством сел, взяв тарелку в руки.
-Я не голоден, повторю.
-Не смеши меня. Ешь!
Он впихнул блюдо ей в руки.
-Не хочу.
-А я говорю, ешь! – Ирэн снова положила еду перед ним.
-Ешь сама, - он отдал тарелку.
-Шерлок! – возмущённо воскликнула Ирэн, снова передавая блюдо Холмсу.
Тарелка довольно долго передавалась из рук в руки, пока они её не уронили. По полу валялись осколки фарфора и разбросанный гарнир. Холмс и Адлер скептически любовались на эту картину.
-Я же говорил, что не буду есть, - добавил Холмс, хотя последнее слово и так было за ним.
Ирэн фыркнула и отошла к своей кровати. Обнаружив, что Холмс опять прикрыл глаза, она спокойно переоделась и легла в постель. За окном было уже темно, в этом номере горел только один ночник, который тушить никто и не собирался. Так как место это было весьма отдалённое от города, на улице уже стрекотали сверчки, что очень усыпляло Ирэн. Конечно, она вдоволь выспалась в поезде, но тут была такая умиротворяющая обстановка... Адлер погрузилась в сон...
Проснулась она уже поздно ночью, от страшного грохота падающих вещей. Резко вскочив с кровати, она успела уловить только то, что Холмса в комнате нет, а дверь только что закрылась. Ночник он зачем-то погасил, а поэтому вокруг был практически непроглядный мрак. Ирэн быстро зажгла огонь в ночнике и осветила номер. «Ясно. Холмс, пробираясь к выходу, наткнулся на вешалку, уронил её, а она, в свою очередь, задела настенный гобелен, падая. Когда со стены свалился гобелен, он снёс своим концом вазу, стоящую на ближней тумбе, что, соответственно, издало страшный шум». Ирэн повела бровью, продолжая разглядывать разгром. Разумеется, осколки от тарелки никто не убрал. А лежали они у кровати Шерлока, он, конечно же, наступил на них, порезав при этом ногу. Маленькие капельки крови и красные следы на бежевом ковре (уже не отстираются) вели к двери. «Ушёл босиком» - поняла Ирэн. Пальто, шляпа и чемодан Холмса стояли в комнате, значит, он не сбежал. Адлер тихо выглянула за дверь, но там ничего не увидела – даже следы исчезли, видимо, порез был не сильный. Вздохнув, она снова легла в кровать и погасила лампу, решив, что утром разберётся.

22

Проснувшись, Ирэн увидела безмятежно спящего Холмса и всё тот же бардак. Она накинула платье для верховой езды, ведь сейчас им предстояло отправиться в путь на лошадях. Раздался стук в дверь.
-Войдите.
Дверь распахнулась, на пороге стоял Уотсон. Он споткнулся о вешалку, лежащую на полу, и едва не упал.
-Ого! – только и смог вымолвить он, глядя на хаос. – Холмс даже в гостиничном номере сможет создать подобие Бейкер-стрит двести двадцать один «б»!
Следом зашла Мэри и застыла на месте с открытым ртом.
-Ничего себе!
Ирэн пожала плечами и молча подняла вешалку. Потом сказала:
-Доброе утро, - и она покосилась на Шерлока. Доктор Уотсон тоже смотрел на этот спокойный сон и только качал головой. Тут он тоже заметил следы на ковре.
-Куда это он ходил?
-Не к вам? – спросила Ирэн, уточняя.
-Точно не ко мне! И вы не знаете?
-Я точно не знаю. Он разбудил меня этим грохотом, а потом просто скрылся за дверью.
Уотсон потряс друга за плечо.
-Холмс! Вставайте!
Он сонно заморгал и непонимающе уставился на Джона.
-Что вы тут устроили? – грозно спросил доктор.
-Я? – Холмс выглянул из-за плеча друга, оглядывая всю обстановку, приветливо кивнул Ирэн и Мэри, а потом снова посмотрел на Уотсона.
-Вы, Холмс!
-А, это было необходимостью...
-Мистер Холмс?! – непонимающе переспросила Мэри. – Как нам это понимать?
-О, мисс, - Холмс заулыбался. – Я просто в темноте не разглядел...
-А откуда кровь? – перебил Уотсон.
-М - мы..., - промямлила Ирэн. – Мы разбили тарелку.
-Зачем? – абсолютно недоумённо спросил Уотсон.
-На счастье, - вставил Холмс, подняв указательный палец.
Мэри закашлялась, скрывая этим смех.
Шерлок задумчиво посмотрел на свою пятку, положив левую ногу на правое колено. Там красовался небольшой, но уже опухший порез, в котором, явно застрял осколок.
-Я попрошу у Джима вату и спирт, - вызвалась Мэри и поспешно покинула комнату.
Уотсон хмуро сел рядом с Холмсом на кровать, а Ирэн, наконец, закрепила на стене гобелен.
-Вы в курсе, мой друг, что за это придётся платить?
-В курсе, - протянул Холмс.
-За вазу, ковёр и тарелку...
-Тарелка обойдётся всего в доллар! – попытался оправдаться Шерлок.
-А ковёр?! Сколько он может стоить? – разозлился Джон.
-Я всё оплачу, - пожал плечами Холмс.
-Да откуда у вас деньги?
Ирэн тихо кашлянула, устав слушать ругань.
-Хм, а может, скажем, что вазы и ковра здесь не было?..
Уотсон изумлённо посмотрел на неё.
-Ну да, - продолжила Ирэн. – Осколки просто выбросим, а ковёр...
Она наклонилась к ковру и стала скатывать его в трубку.
-Помогите, доктор.
Уотсон помог свернуть это бежевое и заляпанное «произведение искусства» и Ирэн просто затолкала его под кровать. Под дубовой мебелью запрятанного сюрприза не было видно.
-Но когда будут мыть полы..., - стал возражать Уотсон.
-... Нас уже здесь не будет! – закончил Холмс, довольно потирая ладони.
-Это безумие.
-Именно, - подтвердила Ирэн.
-А за тарелку я заплачу, - улыбнулся Холмс. – Уж доллар у меня точно есть!
Адлер засмеялась, с умилением посмотрев на Шерлока, а доктор Уотсон покачал головой, подняв брови.
В номер зашла Мэри с ватой и спиртом, сзади неё бежал Джим Голди, немного встревоженный
-Что тут произошло? – нервным голосом спросил работник отеля.
-Ничего особенного, джентльмен! Мы нечаянно разбили вашу прелестную посуду, а я порезался об осколки, - рассказал Холмс меньше половины правды.
-Слава Богу, всё нормально..., - он стал обводить глазами номер, и Ирэн поспешно прикрыла осколки вазы подолом платья.
-А где...,  вопросительно начал Джим, глядя на пол. – Ковёр?!
-Какой? – невозмутимо поинтересовался Холмс.
-Беж – жевый..., - пробубнил Голди.
-У нас не было ковра, - улыбнулся Шерлок Холмс.
-Как так?! – Джим постепенно оседал по стенке, изумлённый происходящим.
Ирэн пожала плечами, с трудом пытаясь не сдвинуть ногами ни одного стёклышка.
-Сэр, вы уж там разберитесь, а нам уже давно пора выезжать. На обратном пути мы к вам обязательно заедем, - проговорил Уотсон, выпроваживая Джима за дверь. Когда замок щёлкнул, все засуетились, выкидывая из окна на газон осколки вазы и утрамбовывая ковёр ближе к стене.
-Кстати, теперь придётся искать другую гостиницу, - сообщил Уотсон. – Нас уж точно сюда не пустят больше, когда заметят ковёр.
-В этом городке есть менее знаменитые и дорогие отели, - пожала плечами Мэри. – Нам ведь не важно, где ночевать всего одну ночь.
-Но вы, Холмс, в следующий раз...
-Да, мой друг, я всё понял.
Уотсон недовольно нахмурился.
Вскоре, когда видимые следы ночного происшествия были уничтожены, Ирэн, Джон, Мэри и Шерлок быстро спустились вниз. В конюшне их ждали четыре лошади, оставленные мистером Мэссиджем (это он пригласил Уотсона), и два мула, которые должны были перевозить чемоданы. Ирэн неплохо держалась в седле, но всё равно не очень уверенно себя чувствовала. Холмс тоже сидел на коне только в юношестве, когда жил с родителями, поэтому сейчас немного нервничал. Уотсон был в этом деле более профессионален – на войне ему частенько приходилось ездить верхом. Но самым опытным наездником оказалась Мэри – она до восемнадцати лет жила в усадьбе с отцом, который учил её конному конкуру. На красивой гнедой лошади она смотрелась великолепно, хотя Ирэн на вороной кобыле тоже не могла ударить в грязь лицом – её костюм был гораздо моднее костюма мисс Уотсон. Джону и Шерлоку достались два абсолютно одинаковых белых коня, только попоны были разного цвета – у сыщика красная, а у доктора синяя.
-Спасибо, мистер Голди, за тёплый приём! – крикнул напоследок Уотсон, и все они отправились в путь. Адлер с трудом управляла, едва успевая иногда придерживать животное. Но позже, приноровившись, она уже совсем расслабилась и просто наслаждалась природой. Уотсон и Мэри выехали вперёд, разговаривая о конных соревнованиях, а Холмс просто молча старался не отставать от друга. Он тоже уже привык к езде, поэтому достал трубку и закурил, чем немного испугал своего коня. Джон, поглядывая на друга, тоже достал сигару, а Мэри, просто по привычке, отчитала его о вреде курения. В пути было так много красивых мест, что Ирэн почувствовала себя обычной молодой девушкой, не обременённой никакими проблемами, а не преступницей мирового масштаба. Мрачный серый Лондон стал казаться страшным сном по сравнению с этими зелёными лужайками и слепящим солнцем. Уже была половина одиннадцати, оставалось примерно полтора часа езды до поместья Мэссидж – корт. Ирэн никак не могла себе представить, что ждёт её там, но, скорее всего, ничего необычного. Она была очень благодарна Уотсону, что он предложил взять её с собой, ведь она совсем не давала о себе хорошей характеристики. Очень явно она замечала, что доктор испытывает к ней какое-то презрение и опаску, он не знал, чего от неё ждать. Разумеется, Адлер понимала, что так и должно быть, а поэтому не расстраивалась. Должно быть, Джон просто очень хотел, чтобы Холмс был счастлив, а поэтому собирался его осчастливить против воли.
Наконец, впереди показались высокие стены из белого камня – это было поместье сэра Мэссиджа, столь любезно позаботившегося о них. Тотчас Ирэн заметила, что вокруг этого дома всего три – четыре соседских жилища, что, несомненно, добавляло тоскливости и скуки хозяевам поместья. Именно поэтому, видимо, Мэссидж пригласил дальних гостей, не скупясь на поддержку в их пути – он просто умирал со скуки и хотел скрасить своё одиночество.
Услышав топот копыт, хозяин дома быстро выбежал на улицу. Это оказался высокий полный человек с пышными усами, толстыми щеками и прищуренными весёлыми глазами. Он сразу бросился к гостям и помог всем спуститься с лошадей, постоянно повторяя, как рад встрече.
-Уотсон, старина! – воскликнул он, похлопав доктора по плечам. – А жена-то у тебя, какая красавица!
Мэри смущённо наклонила голову. Ирэн спустилась с лошади и принялась поправляться и отряхиваться, испачкавшись в дорожной пыли.
-О, мистер Холмс! – сэр Мэссидж с уважением пожал руку сыщика. – Очень рад. Викториан Мэссидж к вашим услугам.
Хозяин дома повернулся к женщине, поправляющей на своей голове шляпку. Адлер приветливо кивнула ему.
- Мистер Шерлок Холмс, это ваша супруга?
-Нет! – моментально ответил Шерлок, с изумлением подняв брови. – Наша общая знакомая, мисс Ирэн Адлер, - помолчав, он добавил. – Никоим образом с ней не связан.
Викториан расхохотался, всё лицо его покраснело от смеха. Сейчас он напоминал раздувшийся воздушный шар, готовый вот-вот лопнуть. Должно быть, он не понял всего напряжения Холмса, а поэтому решил, что это его так разыгрывают. Но заметив, как Ирэн смущённо кашлянула, а Холмс быстро от неё отвернулся, Мэссидж перестал смеяться. Пребывая в хорошем расположении духа, он пригласил всех войти в дом.
Внутри поместье оказалось тоже очень красивым. На стенах висели гобелены, картины и древнее оружие, которому, наверняка, исполнился уже век. В прихожую выбежала худая женщина, робко съёжившаяся, с забитым выражением в глазах – она была полной противоположностью Викториана Мэссиджа.
-Сара! – воскликнул хозяин. – Не жмись, выпрями спину! – он похлопал её по плечу. – Моя жена, Сара. Вы не удивляйтесь, она у меня немного робкая…
-Здравствуйте, - пискнула женщина, окидывая всех взглядом. Она даже немного испугалась при виде Уотсона, ведь его военная выправка делала из него ещё более широкоплечего и прямого человека. Но Мэри, мгновенно оценив характер Сары, подошла к ней.
-Здравствуйте, я Мэри Уотсон, называйте просто Мэри, - она указала рукой на остальных. – Мой супруг, Джон Уотсон. Он доктор, очень профессиональный. Это мисс Ирэн Адлер, она наша подруга, поэтому приехала с нами.
-Да, меня тоже называйте просто по имени, - вставила Адлер, снимая шляпку с головы.
-А это, - Мэри подождала, пока Холмс соизволит повернуться к Саре лицом. – Это лучший друг моего мужа, очень дорогой ему человек – мистер Шерлок Холмс.
Мэссидж гордо посмотрел на свою жену.
-Сара, слышишь, что говорят! Знаешь, кто такой мистер Холмс?
Женщина улыбнулась и пожала плечами, с некоторым  страхом поглядывая на Шерлока.
-Невежество ты, Сара! – отмахнулся Викториан. – Знаменитый сыщик! О нём даже писали в газетах.
Холмс улыбнулся. Ему всегда льстила его слава, хоть иногда он и скрывал это.
-Не стоит так восхвалять меня, мистер Мэссидж. Я просто выполняю свою работу, - тихо сказал он.
-Да, полисмены нынче не то, что раньше! – рассмеялся Викториан. – Ну, чего же мы стоим? Пройдёмте в дом, не стойте на пороге! – он вежливо подал руку Ирэн, когда та поднималась по ступенькам на платформу, где находилась столовая.
Адлер понравился этот дом с этим легкомысленным и весёлым хозяином и тихой хозяйкой. Она чувствовала здесь себя комфортно, здесь ни для кого не нужно было притворяться и стоить из себя самую воспитанную из всех дам. Она даже забыла о том, кем работает, и Холмс тоже на некоторое время вылетел из её головы.
-Я слышал, у вас есть двое детей, Викториан? – поинтересовался доктор, усаживаясь за стол рядом с хозяином.
-Да, близнецы, мальчик и девочка, - улыбнулся тот, снова похлопав супругу по плечу.
-Они сейчас на конной прогулке, вскоре вернутся, - сообщила Сара. Это была первая длинная фраза, услышанная от неё гостями.
Действительно, пока путники ели блюда, приготовленные для них, вернулись дети Мэссиджа. Она громко распоряжались своими лошадьми во дворе, так что их команды были слышны даже в столовой. Когда они поднялись, Викториан Мэссидж, прихватив их за плечи, подвёл к столу. Это были юноша и девушка с очень похожими лицами – круглыми, но не такими, как у отца. У них были большие голубые глаза и одинаковые пышные ресницы, густые каштановые волосы (у мальчика короткие, но кудрявые, а у девочки более пышные и длинные), их лица были довольно симпатичные, Ирэн сочла детей очаровательными.
-Знакомьтесь, Карл и Каролина!
Каролина сделала реверанс, но по её глазам читалось, что она не очень рада гостям. Карл же, наоборот, вполне добродушно глядел на них.
-Какие у вас красивые дети, - заметила Мэри, а Сара покраснела, будто слышала это впервые.
-Мы уже давно не дети, - лицемерно заявила Каролина, вздёрнув голову. – Пора бы всем это уже запомнить.
Сэр Мэссидж, по-видимому, привык к такому поведению. Поэтому лишь рассмеялся:
-Ну, для матушки вы всегда останетесь малышами.
-Кто эти люди? – снова проговорила его дочь, смерив гостей злым взглядом.
Сара дёрнула девушку за рукав, призывая вести себя вежливей, но юная особа лишь одёрнула руку.
-Позволь представить, Каролина, - заулыбался Викториан. – А ты, Карл, не молчи! Это Джон Уотсон мой друг, мы вместе воевали.
Доктор пожал руку Карла и поцеловал руку Каролины, высокомерно закатившей глаза.
-Очень приятно, сэр, - сказал Карл. Его голос был таким же, как голос его сестры, только немного грубее.
Викториан Мэссидж представил остальных гостей. Когда из за стола привстал Холмс, имя которого назвали, Карл с любопытством поглядел на него. Видимо, мальчик читал газеты и слышал о детективе, в то время как Каролина только осуждающе посмотрела на брата.
-И что, мы обязаны тут с вами сидеть?
Викториан нахмурился и посмотрел на дочь.
-Ты хочешь уйти?
-Да! – выпалила Каролина и, схватив пальцами брата за локоть, сказала: - Пошли, Карл!
Но тот аккуратно отвёл свою руку и сел за сто, виновато посмотрев на свою невоспитанную сестру.
-Я проголодался. Я останусь, - примиряющее улыбнулся он, а Каролина, развернувшись на каблуках, фыркнула и выбежала из комнаты.
-Ох, простите мою девчонку, - пожал плечами сэр Мэссидж. – Совсем с цепи сорвалась, никого не слушает, даже Карлу слово вставить не позволяет.
-И давно так? – сочувственно спросила Мэри.
-Нет, - с сомнением в голосе сказала Сара. – Где-то около недели…
-Интересно, - подал голос Холмс. – И с чем это может быть связано?
-Переходный возраст? – предположила Сара.
-Всего неделю? Сомневаюсь, - сказал Викториан, и тотчас приказал слугам нести вино. – Давайте перейдём на другую тему!
-Давайте, - отозвался Уотсон, пододвигаясь ближе к столу, на котором стояло много всевозможной еды. Карл тоже заметно расслабился, когда все отошли от темы, касающейся его сестры. Ирэн не поняла даже, что так заинтересовало Холмса.
Когда гости и хозяева выпили уже довольно много, а еда уже совсем не влезала в них, Карла отправили в комнату и велели убирать со стола. Мэссидж, который стал казаться ещё толще, чем был, и ещё краснее, принялся разговаривать с Уотсоном о войне, а Холмс прислушивался к их беседе со слабым интересом. Как-то плавно гости перешли на тему их поместья, а там уж дело дошло и до обсуждения соседей.
-Есть у нас тут такой противный старик! – рассказывал Викториан. – Он никогда не здоровается, а если мы поздороваемся с ним, то сразу начинает на нас кричать!
-Хм, и что кричит? – с любопытством спросил Холмс.
-Ничего приличного, - усмехнулся Мэссидж. – Просто начинает вопить оскорбления, а под конец всегда говорит: «У вас под носом большие неприятности, чем вы можете себе представить», и уходит.
-Убегает, - подтвердила Сара, тоже принимая участие в беседе.
-Да, разумеется нам такие дела не по душе. Мы жаловались на него в полицию, но он впускал полисменов, не запускал нас, и разговаривал с ними. Потом полиция выходила, пожимала плечами и говорила: «Ничем не можем помочь, извините». Это как понимать, мне интересно?!
-Неужели они никак не пытались с ним поговорить? – удивилась Мэри.
-Понятия не имею! Да только после этого он ещё яростнее на нас кричал!
-И что же это за человек? Кем работает, есть ли семья? – расспрашивал Шерлок, задумчиво нахмурив брови.
-Обычный человек, - пожал плечами Мэссидж. – Живёт здесь давно, когда мы сюда переехали – он уже был тут. Семьи у него нет, только один сын. Видел парня лишь один раз, он подстригал кусты в саду старика.
-И сколько лет мальчику?
-Да, наверное, чуть старше моих близнецов, - сообщил Викториан.
Холмс ухмыльнулся, прикрыв глаза.
-А есть ли у этого вашего соседа богатое состояние?
-Ну, разве что его дом. А домишка-то поменьше нашего будет…
-Да, а вот это уже странно…, - заметил Холмс, выпивая из своего бокала последние капли вина.
-Холмс, только не говорите мне, что вы и тут увидели что-то…, - заплетающимся языком проговорил Уотсон, а Шерлок его перебил:
-Уотсон, это лучший для меня отдых. Даже без маленьких интрижек я умру со скуки, - сыщик немного затуманенным взором посмотрел на Мэссиджа. – А ещё вопрос?
-Извольте, - разрешил тот.
-Скажите, ваши дети абсолютно свободны в своём поведении? Вы их не ограничиваете?
-Не ограничиваю.
-А если ваш сын, скажем, надумает жениться, вы ему разрешите без колебаний? – продолжал расспрашивать Холмс.
Ирэн повела бровью, пытаясь понять, что это тут надумал провести Шерлок. Она уже тоже допила своё вино, а поэтому сейчас хотела только в кровать.
-Конечно! – воскликнул Викториан. – Что, пир окончен? Ваши комнаты давно готовы, проводить?
-Да, а то мы заблудимся, - попросила Мэри. Из всех них мисс Уотсон опьянела меньше всех, будто и не выпила почти ничего.
-Отлично! Все три комнаты на втором этаже!
-Три..., - улыбаясь, пробормотал Холмс, абсолютно развеселившийся. Он попытался встать, но от долгого сидения без движения и от вина, ударившего в ноги, лишь завалился на пол, чуть не потянув за собой всю скатерть. Уотсон рассмеялся так, как смеялся редко.
-Что же это за вино у вас такое, сэр Мэссидж? – улыбаясь, спросила Мэри. – Я никогда не видела этих двоих пьяными.
Ирэн тем временем помогла Холмсу подняться. Он забыл свою непонятную обиду на неё, а поэтому легко позволил себе помочь.
-Ир – рэн, - протянул он, будто только вспомнив её имя.
-Что?
-Отведи меня домой…
Уотсон снова рассмеялся и подавился вином, услышав эти слова, а Мэри сочувственно похлопала Холмс по плечу.
-На Бейкер-стрит? – улыбнулась Адлер.
-И туда тоже можно, если я, конечно, успею..., - Шерлок никогда, видимо не выпивал столько, ведь даже наркотики не приводили его в такое состояние.
-Да, я уже вижу, что нельзя было давать вам столь крепкий вид вина в таких количествах. Ну да ничего, весёлая компания лучше, чем куча скучающих людей за столом, - вздохнул Викториан. - Идите за мной, я отведу вас в ваши комнаты.
На второй этаж все поднялись без приключений – лестница была новая, с широкими ступенями, Мэссидж ей очень гордился – ведь он сам её построил. Мэри и Джон заняли свою комнату, а Холмса уложили на кровать в его помещении. Ирэн тоже заняла своё место, Викториан пожелал всем доброй ночи и ушёл.
Адлер осмотрела свои покои – это была красивая и уютная комната с выходом на балкон. Разумеется, женщина тотчас вышла на свежий воздух, обнаружив при этом, что в остальных комнатах тоже есть балкончики, почти вплотную приближенные к лоджии Ирэн. Она вгляделась в окна Уотсонов – свет был погашен. В комнате Холмса его никто и не зажигал. Окна хозяев дома находились с другой стороны, а поэтому их видно не было. Ирэн очень понравился добродушный и весёлый хозяин дома, а вот его жена не понравилась совсем – таких женщин, как она, Адлер не понимала и не желала понимать, ведь ей всегда казалось, что свою волю нужно излагать как можно яснее и не терпеть споров. Сара же, иначе, только и делала, что подчинялась. И как у такой серой мышки могла родиться такая дочь, как Каролина?  Эта девушка Ирэн тоже не слишком понравилась. Эта, конечно, яснее ясного изъясняла своё желание, но тут уж явно перебор – так спорить с окружающими даже мисс Адлер рискованно!  Мальчик не оставил в душе абсолютно никаких впечатлений – обычный тихий молодой человек, не такой человеколюбивый, как Уотсон, не такой загадочный, как Холмс и не такой самоуверенный, как Мориарти.
Вдруг Ирэн услышала из своей комнаты какой-то звук. Тихо приблизившись к двери, она поняла, что это крадущиеся шаги в коридоре скрипом отдаются здесь. «Кто это там путешествует ночью?» - прирождённое любопытство Адлер заставило её отворить замок и тихо выйти в коридор. Никого уже не было, но женщина  так просто не сдавалась – ей не хотелось спать, а хотелось выяснить, кто в этом милом доме так таинственно разгуливает под покровом темноты. Она пошла прямо по коридору, оглядываясь вокруг. На стенах висели фамильные портреты, изначально изображающие весь род Мэссиджей. Потом уже масляные картины закончились, а завершали этот ряд два больших фотопортрета – первый изображал неизвестных людей, а второй – самих хозяев дома, ещё молодых. Ирэн остановилась рядом с фотографией, рассматривая её. Викториан Мэссидж на снимке был таким же полным, но не таким весёлым, а строгим и суровым. Даже усы, которые сейчас торчали в разные стороны, тогда у него висели, опущенные вниз. А вот Сара приятно порадовала – тогда она совсем не была той забитой и загнанной старушкой, всё её лицо навевало жизнерадостность и довольство жизнью, тогда она была просто красавицей с пышными волосами. А маленькие Карл и Каролина были ещё просто милыми детишками с одинаковыми лицами. Их было бы сложно различить, постригись Каролина, как брат. Ведь выдавали тогда, что она девочка, лишь длинные локоны.
Когда женщина вспомнила о том, что выслеживала кого-то, то было уже поздно – наверняка, тот человек уже далеко ушёл. Вздохнув, она  вернулась в свою комнату и, наконец, захотев поспать, утонула головой в подушке.

23

Утром всех ждал неприятный сюрприз – Карл, прогуливаясь утром по саду, обнаружил нечто ужасное – его сестра выпрыгнула из окна и разбилась о твёрдые камни на тропинке. Все были в растерянности и недоумении, только Холмс приободрился. Он сразу же отвёл Карла Мэссиджа в сторону и задал ему несколько вопросов, после чего погрузился в свои мысли.
-Где другим людям беда, там Холмсу радость, - проворчал Уотсон, обнимая свою жену за плечи.
Ирэн с любопытством, страхом и жалостью, смешавшимся вместе, решилась посмотреть на труп, который пока не убрали с тропинки. Каролина лежала, раскинув руки и подогнув под себя ноги (скорее всего, одна нога была сломана). Её пышные густые волосы разметались по земле, красиво обрамляя белое неподвижное лицо. В этой позе и в алом платье она выглядело печально, но в то же время, красиво, будто специально готовилась к торжественной смерти. Хотя, скорее всего так и было, ведь она была самоубийцей.
Сара на коленях сидела перед Каролиной и раскачивалась из стороны в сторону, глупо глядя в одну точку. Викториан был расстроен и постоянно извинялся, что так не вовремя пригласил всех в гости.
-Не стоит извинений. Это нам всем нужно попросить прощения, - ответила Ирэн, а Мэссидж лишь грустно покачал головой.
Шерлок носился по округе, как бешенный, он опрашивал всех соседей и даже как-то мельком заметил, что почти удалось поговорить со злобным соседом-стариком.
Прошло уже три дня с их прибытия в Мэссидж – корт, а уезжать Уотсон ещё не собирался, он это объяснял тем, что Викториану нужна поддержка, да и сам хозяин всё уговаривал гостей остаться. Однажды Холмс попросил Уотсона зайти к нему, а Ирэн, сгорая от любопытства, пристроилась у двери. Дубовые створки плохо пропускали звук, поэтому Адлер пришлось придумывать более изощрённые способы. Стоя в своей комнате и размышляя, как подслушать их таинственную беседу, женщина перевела взгляд на балкон, и мгновенно в голове созрел план. Крепче держась руками за перила, она сначала осторожно перелезла за преграждение своего балкончика, а потом, судорожно вздохнув, совершила небольшой, но жуткий прыжок в соседнюю комнату. Тогда она рисковала закончить своё существование, как Каролина, но всё обошлось – она оказалась на лоджии Холмса, откуда было прекрасно слышно всё, что говорилось в его комнате.
-Бросьте эти пустые разговоры и переходите к делу! – послышался голос Уотсона.
«Отлично. Как же вовремя я успела!»
-Что же, - ответил Шерлок. – Значит, к делу. За два дня мне удалось собрать значительное количество информации об этом деле…
-Холмс! Ну, действительно, что вы углядели таинственного в том, что бедная девушка покончила с собой?
-Хотя бы то, что у неё не было на то причины.
-Но…
-Да, и она спрыгнула не сама.
-Холмс!
-Ладно, по порядку.
-Извольте!
-Не перебивайте. Так вот. Сначала я, разумеется, вспомнил про странного соседа.
-Почему именно про него? – недоумевал Джон.
-Да потому! – не выдержал Холмс. – Я вас позвал, чтобы вы выслушали и помогли мне. Не задавайте глупых вопросов, мой друг. Итак, зная описание этого странного человека, я сначала наведался к другим соседям. Никто из них не сообщил мне ничего интересного, кроме пары сплетен.
-Не знал, что вы собираете сплетни, - усмехнулся доктор.
-Первая история, рассказанная мне, была о таинственных сокровищах мистера Мэйна.
-А кто это?
-Это тот самый старикашка, ссорящийся с Мэссиджами. Некоторые видели, как он что-то зарывал в саду, а когда после увиденного полезли на то место удостовериться, то нашли это.
Ирэн вся вытянулась в струнку, пытаясь так выглянуть с балкона, чтобы увидеть ту вещь, но так, чтобы саму Адлер не заметили. Ничего не вышло, что показал Уотсону Холмс, так и осталось тайной.
-И это золото? Почему же сплетники отдали его вам?
-Хм, я им верну потом. А вот золото ли это, сказать не могу, в этой глуши негде провести экспертизу.… Но факт остаётся фактом – Мэйн обладает какими-то деньгами, которые прячет от всех.
-И что же это даёт нам?
-Это ещё не всё! Вторая история уже немного проясняет происходящее. Сын мистера Мэйна имел любовные отношения с погибшей.
-С Каролиной?!
-Именно с ней. Говорят, помышлял о свадьбе…
-Но я всё равно ничего не понимаю, друг!
-Мистер Мэйн был против свадьбы. Возможно, именно это и есть причина, по которой он так недружелюбно относится к Мэссиджам. После сбора сплетен я направился прямиком к Мэйну. Мне нужно было узнать определённую информацию, а поэтому я прикинулся богатым джентльменом, пытающимся купить дом. «Скажите, вы не продаёте, часом, жилище? Уж очень оно мне приглянулось!» - сказал я, и, как и ожидал, сварливый старик ответил: «Даже не надейтесь! Всё моё имущество достанется сыну!». Возможно, с его стороны было глупо такое говорить, но я узнал очень важную информацию…
-Это значит, что если Мэйн младший женится, то наследство достанется и…
-Да, Каролина бы стала богатой женой. Но мне нужно было понять, почему этот субъект так не любит Мэссиджей. И всё оказалось довольно просто…
-Древняя вражда?
-Нет, она тут совсем не причём. Просто имеется некая Келли, дама, портрет которой стоит на окне Мэйна…
-Но как вы заметили его?!
-Просто я смотрел, куда надо, а не туда хочется. Год… Год на снимке, кажется, нынешний, или годом раньше, а значит, что эта Келли по возрасту примерно такая же, как покойная Каролина…
-Мэйн хотел выдать сына за неё!
-Именно. Не знаю, почему, с какой стати, но это единственная подходящая теория. Тут главное не подстраивать новые факты под эту версию…
-И какая вам нужна помощь?
-Вы ещё не дослушали, Уотсон! Как вы думаете, зачем Каролина стала бы прыгать из окна? Ведь она, наверное, знала о наследстве, да и, к тому же, была увлечена тем молодым человеком.
-Вы полагаете… Что это Мэйн убил девушку? Но зачем? Неужели, нельзя было иначе?
-А ведь Каролина была далеко не добропорядочной девушкой, - многозначительно протянул Холмс.
-Значит, младший Мэйн уже должен был на ней жениться? – таким же натянутым голосом уточнил Джон Уотсон.
-Да, а это значит, что старик решил избавиться от проблемы ещё до появления её самой на свет…
Тут Ирэн поняла, чьи шаги слышала ночью. Это же был старик Мэйн, идущий убивать Каролину! О, что же было бы, если бы Адлер догнала его? Передумал бы убийца и сбежал? Или убил бы и её, заодно?
-Значит так! – продолжал Холмс. – Мы с вами должны будем немного перехитрить Мэйна. Для этого нам потребуется всё наше актерское мастерство, которое только есть у нас от рождения. Ведь этот тип чрезвычайно подозрителен ко всем.
-Больше никого не будем посвящать в свой план?
-Хотите рассказать жене? – усмехнулся Шерлок.
-Нет, но, может быть, следовало бы предупредить Викториана Мэссиджа?
-Нет, не следует! Хотя…, - послышались шаги и тут, к величайшему изумлению Ирэн, Холмс зашёл на балкон, потянул Адлер за руку, будто уже зная о её присутствии заранее, и ввёл в комнату. – Вот.
-Она подслушивала?
-Да, я подслушивала, - пожала плечами Ирэн. – И даже могу послужить вам в помощь – я видела кое-что в ночь трагедии.
-В помощь, говоришь?
-Да. Тем более, что я не оставляю вам выбора, - улыбнулась Адлер, показывая ряд белых зубов.
-Женщина, ты выходишь за рамки! – с досадой воскликнул Холмс, но было видно, что он будто гордится её сноровкой и реакцией, как учитель гордится своей ученицей.
-Так что? Излагай свой план.
-Слушайте, дамы и господа, - улыбнулся Холмс. – План не так уж и сложен, я часто действую по нему. Мы делаем вид, что и так всё знаем, но заставляем ему самому рассказать всё по порядку.
-Вы сдадите его полиции? – поинтересовался Уотсон.
-Лейстред обрадуется. Он раскрыл очередное преступление!
-Ты слишком балуешь его и бессовестно помогаешь всем полисменам. Они же совсем разучатся работать!
-Я этого и добиваюсь, - ядовито улыбнулся Холмс.
-А зачем вам нужны мы?
-Меня-то он уже видел. И определённо не пустит за порог.
-Думаешь, у нас получится заставить его нас пустить? – засомневалась Ирэн.
-Вот именно, что «заставить»! Иначе не получится, - пояснил Холмс. – Пойдём?
-Прямо сейчас?
-А что нам мешает? – обворожительно улыбнулся Шерлок, на что Адлер отвела взгляд, чтобы не растеряться.
Все втроём спустились вниз.
-Уотсон, а где Мэри? Она вас не хватится?
-Мэри с Сарой, - ответил доктор. – Последнее время она проводит всё своё время, успокаивая бедную женщину.
-Отлично! – Холмс ускорил шаг, поэтому Ирэн пришлось догонять обоих.
Вскоре мрачные стены дома Мэйна показались перед ними. Дом был чуть меньше Мэссидж – корта, но всё равно смотрелся довольно внушительно. Холмс бодро подскочил к двери и дёрнул за цепочку, соединяющуюся со звонком. Изнутри послышалось ворчание, и калитка распахнулась. На пороге стоял сгорбленный старик с гладко выбритым, и оттого каким-то озлобленным, лицом. Седые волосы свисали у висков, а затылок был лысый, без единой волосинки.
-Что надо? – выпалил он, уставившись на Холмса. – Я же говорил, что не продаю дом!
-Я уяснил это, - кивнул Шерлок и положил руку на плечо Мэйна. Тот дёрнулся, но ему не давали отшатнуться в сторону, поэтому дверь он закрыть тоже не мог.
-Немедленно отпустите меня! Я вызову полицию!
-Ох, пока она сюда приедет…, - закатила глаза Ирэн.
-Что вам нужно? – насупился сварливый человек.
-Мы пройдём? – как можно вежливей спросил Уотсон, и тотчас отстранил старика, заходя во двор. Потом, подождав, пока зайдут все, доктор запер дверь и, сделав жест рукой, добавил: - Прошу всех в дом. Мистер Мэйн не против.
-Это незаконно! – возражал сосед, бегая вокруг всех. – Немедленно уйдите!
-Послушайте, - вздохнул Холмс, снова положив руку плечо убийцы, тем самым будто придавив его к земле и заставив не шевелиться. – Мы представляем полицию Лондона, нас отправили сюда специально, чтобы мы поймали опасного человека.
-Каким образом это касается меня?
-Мистер Мэйн, можете не кривляться. Мы всё узнали.
-Что?!
-Сэр, - обратилась к нему Ирэн. – Чистосердечное признание скрасит вашу участь.
Холмс снял с шеи Мэйна шнурок с ключом и отпер дверь в дом.
-Зайдём.
Все гурьбой зашли в гостиную, а Мэйн потащился следом.
-Я протестую…
-Так! – разозлившись, воскликнул Уотсон. – Прекратите строить из себя праведного гражданина!
-Нам известно и про наследство, и про Келли, и про вашего сына с Каролиной Мэссидж, и даже о том, где вы были ночью, в день смерти вышеупомянутой, - с важным видом сказал Холмс.
Мэйн побелел, но постарался не подать виду.
-И что же вам известно? Расскажите-ка мне подробней!
Ирэн пальцем повернула лицо старика к себе и, хитро улыбаясь, сказала:
-Сначала вы. Поверьте, если вы расскажете всё, включая те маленькие детали, что, к сожалению, нам не известны, то вам будет предоставлено гораздо больше прав, чем, если вы будете всё отрицать.
Мэйн резко сел на кресло.
-Я?!
-Вы, сэр, - улыбнулся Уотсон.
Воцарилась тишина, Мэйн обдумывал происходящее, сверля взглядом «гостей». По лицу Холмса невозможно было прочитать, знает он в действительности всё, или притворяется. Ирэн подметил, что он, возможно, даже лучший актёр, чем она сама. Мисс Адлер сталась не показывать виду, что ей любопытна история старика, а Уотсон тоже хорошо держался – ведь он был солдат, суровый и непроницаемый, хоть и совсем не настолько, как Шерлок.
-Ладно, - выдохнул преступник, а Ирэн с некоторой жалостью посмотрела на него – её никогда не заставить сказать всю правду!
Бомонд Мэйн родился не в этих местах – раньше он проживал в северной части Англии, работая там, на добыче каменного угля. Он сколотил себе приличное состояние, спрятав часть и поклявшись, что эта часть достанется его сыну, и зажил в своё удовольствие, растил сына. Но потом появилась Келли. Однажды Бомонд, возвращаясь в дом под вечер, увидел маленькую девочку, на вид ей было лет пять, как и его сыну. Малышка сидела на земле, обхватив руками колени, на ней было рваное платьице и всего один башмак. Разумеется, Мэйн сразу подошёл к ней и спросил, что случилось, в ответ на это ребёнок расплакался и рассказал, что потерялся, что мать куда-то пропала. Разозлившись на эту безответственную женщину, Бомонд подхватил девочку на руки и отнёс в дом. Маленький сын с радостью и любопытством воспринял гостью и помог ей обустроиться в доме. Прошло довольно много времени, девочка росла у Мэйна, звали малышку Келли. Она очень сдружилась с мальчиком и постепенно превратилась в приёмную дочь Бомонда. Он оформил на неё все документы, и с тех пор она была очаровательной Келли Мэйн. Девочка росла, превращаясь в леди, в четырнадцать лет она уже пользовалась успехами у противоположного пола и совсем не беспокоила родителей, пусть даже и приёмных. А беда ударила с другой стороны, Бомонд стал слишком много времени и сил уделять работе, а про жену свою совсем забыл. Женщина, решив, что хуже уже не будет, стала ходить по театрам и выставкам с подругами, но потом выяснилось, что видели её там не с дамами, а с джентльменом, обладающим весьма элегантными манерами. Бомонд пришёл в ярость и однажды покараулил свою жену с новым кавалером. Злость была сильнее разума, и Мэйн выстрелил в обоих. Когда он только понял, что только что двумя выстрелами убил свою жену и её любовника, то заметил на пороге комнаты Келли. Она смотрела на трупы невозмутимым взглядом, только бровью повела. Даже в такой момент Бомонд не мог не заметить, какая она красавица, особенно сейчас – в возрасте пятнадцати лет.  Сначала он заволновался и стал лепетать что-то, но пистолет в руке уже явно выдавал его, как убийцу. Но тут приёмная дочь показала себя самой хладнокровной дамой на свете – она улыбнулась отчиму, вытерла пистолет платком и кинула его в тряпичный пакетик, сообщив, что оружие нужно утопить или спрятать. А потом помогла Бомонду дотащить трупы до реки и сбросить их в быстрый поток. До сих пор Мэйн удивляется, откуда у Келли мог взяться такой опыт. Но дело было сделано, и на какое-то мгновение все даже забыли о том, что произошло – Бомонд продолжал работать, правда, изредка с содроганием вспоминая ту ночь, Келли была той же милой девушкой, а сынок, хоть немного и погоревал по пропавшей матери, но тоже держался очень хорошо. Но грянул гром среди ясного неба – Келли собралась замуж, но в приданое попросила слишком много. Мэйн не мог отдать ей те сокровища, что хранил в сундуке в подвале, ведь узнав о них, Келли непременно запросила бы их все, не оставив отцу ни гроша. «Я не хочу, чтобы мой муж думал обо мне, как о нищенке!» - заявила девушка, а когда Бомонд сказал, что у него нет таких денег, хладнокровно добавила: «Делай что хочешь, отец. У меня хранится тот пистолет, а отпечатки пальцев я не стёрла». Никому невозможно представить тот ужас, который охватил Мэйна. Бомонд продал дом, переехав в другое жилище, в котором проживает и сейчас, а вырученные деньги отдал Келли, успешно проживающей со своим мужем. А сейчас, когда его сынок надумал жениться, внезапно пришло письмо без обратного адреса. «Уважаемый Бомонд Мэйн! Как приятно знать, что у вас всё хорошо. Мой муж скончался, оставив мне приличное состояние, которое я, к сожалению, не могу использовать – этих денег слишком мало, чтобы купить то, что мне нужно. И тут я вспомнила о вас, мой дорогой отчим. Не спрашивайте как, но я узнала, что у вас имеются несметные богатства, прямо как в сказках. Я всегда была смышлёной, не так ли? И тот милый мальчик, ваш сын, он был мне отличным братом, а теперь станет и отличным мужем. Вы же не возражаете, если он женится на мне? Я знаю, он сам не будет противиться. А тот сувенир, который я припрятала много лет назад, я ещё храню, так что, если вы вдруг не захотите исполнить мою волю, то пеняйте на себя. Ваша Келли». Бомонд понял, что эта чертовка будет его шантажировать, пока жива. Поэтому женитьба его сына была единственным выходим, ведь тогда Келли будет нечего просить. Тогда Мэйн деликатно намекнул сыну, что от него требуется, на что он, смеясь, ответил: «Отец, но я уже помолвлен! У моей невесты будет ребёнок!». Постепенно наполняясь ужасом, Бомонд узнал имя той, что косвенным образом поставила на кон всю судьбу Мэйна – Каролина Мэссидж. И. уже не зная, что и зачем делает, он пошёл на рискованный шаг. Он назначил соседке встречу от лица своего сына, сказав в письме, что придёт после полуночи. В её комнате он быстро, не создавая лишнего шума, сбросил девушку из окна.
-Да, а мне ведь так и не дали осмотреть её комнату, - с досадой воскликнул Холмс. – Уверен, вы там достаточно наследили!
-Что мне теперь будет?
Шерлок пожал плечами, протягивая руку куда-то в сторону. Он взял портрет, стоящий на окне, и уставился в лицо улыбающейся девушки. На фото было аккуратным почерком выведено: «Келли».
-А так с первого взгляда и не скажешь, что она причина всех бед…, - протянул Уотсон, заглядывая через плечо друга.
-Хм, а почему вы всё-таки храните её фото? – поинтересовалась Ирэн.
-Так я же люблю её, эту чертовку! – в сердцах воскликнул Бомонд Мэйн.
Адлер в изумлении подняла брови, а Холмс быстро поставил портрет на место.
-Что ж, - прокашлявшись, начал он. – Вы же поведёте себя разумно и не попытаетесь скрыться?
-Куда мне бежать? Я останусь в этом доме.
-Тогда придётся подождать где-то день до приезда полиции.
Мэйн вздохнул, мгновенно превратившись из сварливого и злого соседа в обычного, измождённого жизнью, старика.
-А где сейчас находится мисс Келли?
-Мой сын недавно уехал встречать её в Лондон, она приехала сюда на корабле. Прибудут они ближе к ночи или, если не будут торопиться, к утру.
-Пожалуйста, известите нас, как только она приедет.
-Что ей будет? – нахмурился Бомонд. – Я готов взять всю вину на себя.
-А шантаж? А соучастие?
-Я всё делал один! И не шантажировала она меня! – вскочил с места Бомонд.
-Мистер Мэйн, - с сочувствием сказал Уотсон. – Мы всё понимаем, всю вашу привязанность к той девушке, но, поверьте, она к вам ответных чувств не испытывает.
-Она очень неблагодарна, - добавил Холмс, а мистер Мэйн поник.
-Я всё равно не смогу оставить её полиции. Моя совесть со мной не согласится.
-Ладно, - пожал плечами Шерлок. – Но учтите, ей так просто не выкрутиться.
Все трое встали и направились из дома в сторону выхода, а Бомонд продолжал сидеть на кресле, опустив глаза в пол.


Вы здесь » Аватар. Легенды Пандоры » Обсуждение » Творчество Нарит / Narit's creative


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC